Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция истории /

Матушанская Ю. Г. Принципы описания чудес в «Иудейских древностях» Иосифа Флавия.

Для того, чтобы заслужить доверие современников, Иосиф Флавий старался избегать описания чудес в библейских сюжетах. На первый взгляд, в этом он следует традициям греко-римской историографии. По мнению Лукиана, миф привести можно, но не следует ему безусловно доверять, лучше не решать этого вопроса, а пусть каждый судит, как захочет [Lucianus,Quo Modo Hist. Sit Cons., 60]. Так, переход евреев через Чермное (Красное) море Иосиф сравнивает с переходом Александра Македонского через Памфилитское море и добавляет: «впрочем, на этот счет каждый может иметь свое собственное мнение» [Josephus, Ant. Jud. II, 16, 5], тем самым, приводя собственное объяснение чуда, Иосиф остается в русле античной традиции. Однако это не единственное возможное объяснение причины исключения чудес из библейского парафраза.

Для дальнейшего исследования описания чудес в трудах Иосифа Флавия необходимо определить, что является чудом в Библии. По мнению И.Кауфмана [Кауфман И. 1997, с. 63-64], чудеса, осуществляемые в Библии, напоминают техническую магию египтян. Однако, в отличие от языческих представлений, в них отсутствует мифологический базис. Для религиозного сознания чудо – дело «десницы Божьей». Теологически библейские чудеса делятся на три вида. Это чудеса по сути (quod substantiam), которые не имеют ничего общего с силами природы. В повествовании Иосифа эти чудеса присутствуют опосредованно, проследить их присутствие трудно. Можно лишь упомянуть сотворение мира Богом, которым начинаются «Иудейские древности» [Josephus, Ant. Jud. I, 1, 1].

Вторым видом чудес являются действия, доступные силам природы, но не в данном субъекте (quod subjectum). Этих чудес Иосиф старается избегать. Например, знамение, данное Богом Гедеону [Судей 6], Иосиф пропускает, так как его невозможно рационально объяснить. Не пишет Флавий также о воскрешении пророком Елисеем сына вдовы [4 Царств 4: 32-36]. А о восхищении на небо пророка Илии Иосиф пишет так: «Илия исчез с лица земли. И никто по сей день не знает подробностей его кончины, и несмотря на то, что Иосифу явно известен текст 4 Царств 2: 11. Относительно Илии, равно как и относительно жившего до потопа Еноха, имеются данные в Священном Писании, что они исчезли, так как о смерти их никто не узнал ничего точно» [Josephus, Ant. Jud. IX, 2, 2]. Иосиф старается не смущать эллинистического читателя описанием необъяснимых с точки зрения натурфилософии того времени чудес.

К третьему виду чудес относятся действия, возможные для природы, но не таким способом (quod modum). К данному виду чудес относится уже упомянутый нами переход евреев через Чермное море [Josephus, Ant. Jud. II, 16, 5]. Египетские казни, которые также относятся к данному виду чудес, описаны как стихийные бедствия [Josephus, Ant. Jud. XIV гл.]. Рассказывая об еще одном чуде, с манной, Иосиф пишет, что «еще и поныне вся та местность изобилует этим продуктом» [Josephus, Ant. Jud. III, 1, 6]. При переходе Иордана Иисусом Навином, река, согласно Иосифу, не расступилась, как в библейском тексте [Иис. Нав. 3: 13], а обмелела [Josephus, Ant. Jud. V, 2, 3]. Град во время сражения Иисуса Навина при Гаваоне был не из камня, а просто очень крупный. А вместо того чтобы, согласно Библии, рассказать о том, как Иисус Навин остановил движение Солнца над Гаваоном, Иосиф пишет, что Бог продлил день [Josephus, Ant. Jud. V, 1, 17]. То есть Иосиф приводит только те чудеса, которые могли бы произойти естественным образом. При этом он рационализирует объяснения описанных в Библии явлений. Рациональное истолкование вкладывается им в уста библейских лиц [Josephus, Ant. Jud. VI, 1, 2]. Иосиф ссылается на еврейский оригинал в тех случаях, когда невозможно дать чудесам рациональное истолкование [Josephus, Ant. Jud. III, 5, 2].

Включение в произведение того или иного чуда связано с восприятием его обществом Римской империи I в. н.э. Так, например, в случае с Даниилом Иосиф подчеркивает, что львы не стали есть пророка благодаря чудесному вмешательству Господа, а не вследствие их сытости. По нашему мнению, оговорка происходит оттого, что жители Империи имели возможность наблюдать гладиаторские бои со львами, которые, в соответствии с правилами, должны были быть голодны. Выжить в данной ситуации было чудом. Для Иосифа же было важным сделать текст «Иудейских древностей» понятным и вызывающим сочувствие у римской аудитории.

Другим интересным аспектом в описании чудес Иосифом Флавием являются эпизоды, связанные с огнем. Случай с горящим и не сгорающим кустом, из которого Всевышний разговаривал с Моисеем [Josephus, Ant. Jud. I, 9, 1], соревнование пророка Илии со жрецами Ваала, в процессе которого Господь низводит огонь с неба на покрытую водой жертву, принесенную еврейским пророком [Josephus, Ant. Jud. VIII, 13, 5], а также эпизод с сохранением жизни друзей Даниила внутри раскаленной печи [Josephus, Ant. Jud. X, 10, 5] приведены Иосифом Флавием без существенных изменений. Можно сделать вывод, что читателей не могло смутить сверхъестественное явление, связанное с огнем. Известно, что Нерон покровительствовал маздеистскому культу, то есть во времена пребывания Иосифа Флавия в Риме персидская религия, так или иначе связанная с поклонением огню, была известна в высших слоях общества [Кюмон Ф., 2000, с.116].

На этом фоне интересным представляется факт отсутствия в «Иудейских древностях» сведений о Ханукальном чуде. Эпизод о том, что ритуально чистое масло горело восемь дней вместо одного (на который только должно было его хватить), не включен в тексты произведений Иосифа по причине, приведенной нами выше. Рационалистическая интерпретация чудес ориентирована на эллинистического читателя.

Литература

1. Кауфман И. Религия древнего Израиля // Библейские исследования: Сб. статей. / Сост. Б. Шварц. – М., 1997.

2. Кюмон Ф. Мистерии митры. – СПб., 2000.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •