Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция истории /

Иерей Алексий Колчерин. Сведения о личности Н.И.Ильминского в его переписке и его значение для миссионерства.

История христианства в земле Казанской неразрывно связана с миссионерством, с проповеданием Христа нерусскому населению региона. Средства проведения православной миссии определялись условиями своего времени, порой это было даже насильственное принуждение к переходу в православную веру. И лишь во второй половине ХIХ в. христианское просвещение стало действенным средством христианской миссии благодаря личности Н.И. Ильминского.

Деятельность Николая Ивановича Ильминского как миссионера, педагога и общественного деятеля ставит его в один ряд с выдающимися личностями не только Поволжья, но и всего нашего Отечества. Он существенно повлиял на форму просвещения нерусского населения России, сформировал свою знаменитую педагогическую систему, явился инициатором возникновения национальной интеллигенции кряшен (крещеных татар), чуваш, черемис (марийцев), мордвы, вотяков (удмуртов). Но, прежде всего, следует признать его человеком Церкви, всю свою жизнь радевшим о Ее распространении и укреплении.

Родом Николай Ильминский был из г. Пензы. Благодаря успехам в обучении (особенно ему удавалось изучение языков), по окончании курса в духовной семинарии его направляют учиться в Казань, где он и остается на всю жизнь. Окончив Казанскую Духовную Академию первым выпуском (1842-1846 гг.), он уже окончательно определился с родом своей деятельности. Стал он впоследствии и профессором Казанской Духовной Академии, и профессором Казанского Императорского университета, приглашали его для работы в Академию наук в столицу. Но основной его деятельностью навсегда осталась православная миссия, живая работа непосредственно с инородцами. Обязательно следует отметить, что проводил свою работу Николай Иванович лишь с теми инородцами, кто нетвердо держался основ христианства, поскольку не был знаком с вероучением, либо отпавшими недавно и не закоснелыми еще в отпадении.

Он и сам занимался переводами текстов на языки местных инородцев, но все же основную роль в этом деле отводил самим кряшенам, чувашам, черемисам – своим ученикам. Переводилась учебная и богослужебная литература (вскоре уже начали служить на этих языках сами ученики Николая Ивановича). Очень важным оказалось открытие школ с принципиально новой системой образования, что вызвало немало споров уже при жизни Ильминского и особенно после его кончины. Авторитет Николая Ивановича в церковных кругах и среди руководителей народного просвещения страны все эти споры тогда свел на нет. Сущность его системы заключается в вещах, всем нам сегодня, безусловно, понятных: преподавание в школах для нерусского населения должно вестись на их родном языке. Положение в деревенской школе во второй половине XIX в. было таково, что жившие там татары, чуваши и прочие народы русского языка вообще не знали. В деревне жили 1-2 человека, которые кое-как закончили русскую школу в соседней деревне, потом вернулись домой и умели полуграмотно писать по-русски. Политика государства была настроена на скорейшую русификацию всей этой народной массы. Причем в столице плохо понимали положение на местах и одним росчерком пера повелели преподавать в народных школах всем на русском языке, чтобы инородцы, в конце концов, этот язык вызубрили через общение с преподавателем или еще каким-нибудь образом. Все это приносило мало пользы. А если инородец и проходил тернистым путем такого образования, то он, как правило, утрачивал корни и даже стеснялся своего нерусского происхождения. Вот Николай Иванович и высказал идею вести преподавательскую деятельность инородцам на родном языке хотя бы на первом этапе обучения, чем вызвал обвинения в антирусской деятельности.

В основу просвещения Ильминский всегда клал христианизацию народа, что в условиях тогдашней действительности было совершенно необходимо. Этому способствовали и переводы текстов богослужения, ведь по словам апостола Павла, «…когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода» (1Кор. 14: 14), и «…в церкви хочу лучше пять слов сказать умом своим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке» (1Кор. 14: 19). Для воспитания учителей инородческих школ Ильминский открыл Казанскую инородческую учительскую семинарию, где обучались выпускники школ его системы. 1/3 учащихся составляли русские ученики. Из этой двухступенчатой системы инородческого образования уже формировалась национальная интеллигенция – учителя, священники и др.

В Казани в 1867 г. было торжественно открыто Братство во имя святителя Гурия Казанского, целью которого было христианское просвещение нерусских народов Казанского края. Когда в 1870 г. в Москве было открыто Православное Миссионерское Общество (по инициативе митр. Иннокентия Московского), то на территории Казанской епархии его деятельность оказалась уже невостребованной. Основным деятелем Братства стал Н.И. Ильминский, в его состав также входили епархиальные архиереи, профессоры Университета и Академии, местные благотворители. Братство издавало огромное количество литературы для инородцев, содержало в общей сложности около 150 деревенских школ. По сути, со смертью Николая Ивановича деятельность этого Братства и закончилась.

После кончины Н.И. Ильминского в 1891 г. многое изменилось. Не оказалось достойной ему замены, столь же одаренной и авторитетной. Сподвижники Николая Ивановича из инородцев (о. Василий Тимофеев, Иван Яковлев и др.), хотя и были всецело преданы идеям своего учителя, но мыслили исключительно в рамках своей народности. С приходом Советской власти на всю миссионерскую деятельность наложили запрет, в силу чего Ильминский представлялся исключительно как деятель просвещения, по «невежеству» своего времени отошедший от науки в сторону христианской проповеди. Достойную оценку деятельности Ильминского еще предстоит сделать. Его значение для инородцев чрезвычайно велико, как и для истории Русской Церкви вообще.

Неисследованным материалом из жизни и деятельности Ильминского на сегодня является его личный архив, а именно письма к нему. В Национальном Архиве РТ Николаю Ивановичу отводится специальный фонд № 968: «Казанский профессор-ориенталист Н.И. Ильминский». Не удалось составить историю фонда из-за отсутствия данных о сроках его передачи в государственный архив, а также личность того, у кого фонд хранился после смерти ученого-просветителя.

Основой работы над письмами Ильминскому стало составление каталога персоналий корреспондентов, времени и места написания, а также основной тематики переписки. Даже при первом взгляде на список корреспондентов Николая Ивановича Ильминского видно, что абсолютное большинство тем его переписки составляет дело народного образования: обустройство школ на местах, ведение учебного процесса, перемещение учителей, переводы богослужебной и учебной литературы на разные языки народов Поволжья, обучение в Казанской учительской семинарии и Центральной крещено-татарской школе. Имеется переписка с учеными, изучающими местные языки и культуру, переписка с государственными деятелями по вопросам инородческого образования. По примерных подсчетах, выявлено 867 корреспондентов. Это впечатляющая по своим масштабам цифра свидетельствует о многом.

Есть необходимость сгруппировать авторов писем. Следует выделить группу корреспондентов, ведших с Николаем Ивановичем чрезвычайно активную переписку. Прежде всего, это ближайшие сотрудники и государственные чиновники по части народного образования: священник Василий Тимофеев, П.Д. Шестаков, Ибрагим Алтынсарин, Николай Петрович Остроумов, Гордий Саблуков, Кузьма Андреев, священник Евфимий Малов и др. Знаменательно, что отсутствуют письма известного чувашского просветителя Ивана Яковлева, который был женат на приемной дочери Николая Ивановича, соответственно, переписка их сохранялась в семейном архиве, либо была выбрана при исследовании личности Яковлева, основательно проводившемся чувашскими учеными-краеведами и историками. Самую многочисленную группу корреспондентов Ильминского составляют священники – их 196, это около четверти всех корреспондентов. За честь считали назвать себя бывшими его воспитанниками, питомцами или учениками 121 человек, многие из них впоследствии стали священниками на инородческих приходах, многие учителями.

Писали Ильминскому представители разных национальностей – татары, чуваши, вотяки, черемисы, киргизы из Оренбургских степей, даже зыряне. Русские корреспонденты, кроме начальственных и ученых лиц, происходили из среды священнослужителей. Из государственных чиновников и деятелей народного образования писали обер-прокуроры Святейшего Синода, попечители учебных округов, члены Академии Наук, профессора университетов и духовных академий, ректоры и преподаватели духовных и учительских семинарий, духовных училищ. По общему делу миссионерства велась переписка с миссиями на Алтае и в Сибири, обсуждалась японская миссия. Писали благотворители – дворяне-помещики, купцы и пр. Есть письма от иностранных ученых – из Венгрии, из Финляндии.

Сразу после появления инородческих школ в деревнях Николай Иванович завел активную переписку с учителями этих школ. С крещеными татарами Ильминский переписывался на их родном языке. Письма самого Николая Ильминского были почитаемы среди татар чуть ли не святыней, их берегли и передавали для чтения из рук в руки. В письмах Ильминский убеждает держаться христианства, выставляя его преимущества перед мусульманством и язычеством. Миссионер и просветитель от Бога, он направлял людей ко спасению, к Богу. «Вот теперь – пишет Николай Иванович – пробудились крещеные татары от сна и ищут выхода из своего положения. Если вы не поможете им, они могут уклониться на сторону врага и погибнуть во тьме. Только Христос есть истинный свет, истинное солнце правды. Кругом вас стоит темная ночь: только вы можете рассеять ее своим учением и добрыми делами, иначе она подавит и вас самих. Итак, учитесь и учите. Взялись теперь за дело, так уж не пятьтесь назад и не говорите: у нас де сил не хватает. Молитесь Богу и трудитесь! Сами ходите в церковь и учеников заставляйте – только не принуждением, а вразумлением. Учите их молитвам, пению и всему доброму. Учите ребят, учите и девиц. Да подаст им Господь разум и силу к учению. Да не будут головы их, как решето, но как кладезь глубокий, да содержат в себе чистое познание. Бедного от богатого, малого от большого не отделяйте, и со всеми будьте ласковы. Если кто из учеников и ошибается, поправьте его, скажите ему добрым словом без всякого гнева. Не только колотков, но и брани да не будет у вас. Учите почитать священников, родителей, старых людей…».

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •