Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция филологии /

Сабитова Р.Р.

Семантическое образование форм настоящего времени в Сергиевой редакции жития Иоанна и Логгина Яренгских.

Житийные повести Русского Севера с давних пор изучались как церковно-служебные произведения, как исторические источники, как литературные памятники (см. [Дмитриев 1972; 1973], [Знаменский 1882], [Ключеский 1988], [Некрасов 1870], [Яхонтов 1881] и мн. др.), но почти не привлекали внимания историков русского языка и до сих пор не рассматривались в качестве материала для исследования особенностей семантического образования глагольных форм в начальный период формирования русского языка. Между тем на Русском Севере, где преобладали традиции «демократической» новгородской агиографии, исключительно интенсивным было воздействие на житийный текст устных легендарных преданий и сюжетных мотивов [Дмитриев 1973: 265-266]. Характеризующее изменение житийного жанра упрощение житийной риторики, внесение в житийные тексты бытовых эпизодов, «неканонически» заметное проявление авторского начала обусловили в том числе и значительную демократизацию языка севернорусских житий. Эта демократизация проявилась, среди всего прочего, и в использовании в агиографических произведениях форм времени семантического, или безморфемного образования (термин Г.А.Николаева, см. [Николаев 1987]), традиционно называемого «переносным употреблением» форм времени или транспозицией. Такие формы издавна составляли принадлежность разговорного языка и уже оттуда проникали в художественные тексты, в том числе – агиографические. Тем более интересно их функционирование в редакции жития Иоанна и Логгина Яренгских середины XVII века, созданной Сергием Шелониным – сначала иноком Соловецкого монастыря, а затем архимандритом Ипатьевского (1647-1648гг.).

Обрабатывая первоначальные записи об Иоанне и Логгине, Сергий стремился придать им достойную с точки зрения агиографического жанра форму. Однако необходимость рассказать о достопримечательностях Поморья и местных обычаях, связанная с основным содержанием жития, обусловила появление в его тексте (насыщенном архаичными, чуждыми системе русского языка XVII столетия темпоральными формами) образований с яркой разговорной экспрессией. Среди них – формы настоящего времени, производные от форм будущего простого глаголов совершенного вида.

В Сергиевой редакции жития Иоанна и Логгина Яренгских такие формы представлены достаточно широко. Презентное значение контекста, однако, маркируется не соответствующими обстоятельственными квалификаторами, а формами настоящего времени глаголов несовершенного вида (морфологического образования), часто «усиленными» предварительными замечаниями об обычности, привычности описываемых действий: Тако же, яко добре ся исплодят, вмале повелившеся и покормившеся в жатвеный год, паки зиме приступающи, возвратятся во свои жилища, во глубинную теплоту и солнечьнаго присно сияния, отбегши студености полунощныя, на моря, идеже худе потрясаются ветром [Дмитриев 1972: 201]; Тамо входят, идеже живут и киты великия зовомии, лежа си подобни суть великим горам, яко видевшим я, поведают [Дмитриев 1972: 201]; Многими же реками исполняемо, слаждьшу воду паче инех морь имать. Им же мало походив солнце по той стране, отъидет и не измет ей всея влаги сладкия лучею, радуют же ся сладкому и морския рыбы [Дмитриев 1972: 201]; Обычай есть в примории живущим человеком: от моря утопших человек взимати телеса и земли предавати погребению, дабы зверие не растерзали и птицы небесныя не расторгали. Аще ли случится жестока земля и каменна, то камения на могилу насыпают и гроб, елико онем доволно, сотворят [Дмитриев 1972: 200] и т.д.

Вторичность этих производных, зависимость их особенностей от грамматического значения их производящих проявляется, с одной стороны, в значении результативности, а с другой – в осложнении анализируемых форм модальными оттенками готовности к осуществлению действия, возможности или неизбежности его совершения и т.д. Таким образом, в подобных формах настоящего времени находит свое отражение как категориальная семантика совершенного вида, так и футуральная семантика, столкновением которой с темпоральным значением контекста (в данном случае – значением настоящего времени) и создается эффект метафоричности.

Примечательно, что интересующие нас образования функционируют отнюдь не в унаследованных житиями XVII века от предыдущих эпох формулах (типа традиционных зачинов, обращений к святым-заступникам и пр.), в которых можно было бы увидеть древний довидовой синкретизм недифференцированной формы настоящего/будущего времени. Видо-временные различия в начальный период формирования русского национального языка широко и умело используются Сергием Шелониным в целях актуализации глагольного слова в агиографическом произведении, о чем свидетельствует наш анализ его редакции жития Иоанна и Логгина Яренгских.

Исследование семантической специфики форм времени безморфемного образования убеждает в оправданности их присутствия в агиографическом тексте и их важной роли в организации текстового пространства житийных повестей. Формы настоящего времени семантического образования расширяют номинативные возможности языка севернорусских житий XVI и XVII веков, пополняют арсенал его грамматических синонимов, а значит – и образные ресурсы агиографического текста.

 

Литература:

1. Дмитриев 1972 – Дмитриев Л.А. Жанр севернорусских житий / Л.А.Дмитриев // АН СССР. Ин-т лит-ры (Пушкинский дом). Труды отдела древнерусской литературы. Т. XXVII. История жанров в русской литературе X-XVII вв. – Л.: Наука, 1972. – С. 181-202.

2. Дмитриев 1973 – Дмитриев Л.А. Житийные повести Русского севера как памятники литературы XIII-XVII вв. / Л.А.Дмитриев. – Л.: Наука, 1973. – 303 с.

3. Знаменский 1882 – Знаменский П. Сергий Шелонин, один из малоизвестных писателей XVII века / П.Знаменский // Православное обозрение. – 1882. – Т. 1.(Февраль). – С. 282-314.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •