Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция филологии /

Боведновская А.И.

Лексиконы латинский и славяно-латинский Епифания Славинецкого и Арсения Корецкого в аспекте сопоставительного словообразования.

Исследуемые нами словари представляют собой весьма примечательный в историко-лингвистическом плане объект.

Прежде всего, следует сказать несколько слов об истории создания лексиконов. Время создания – середина XVII в., место – Киев, Украина. Известно, что Епифаний Славинецкий, который родился и вырос на Украине, преподавал латинский язык в школе Братского монастыря, в котором принял монашество. Помимо латинского Епифаний преподавал греческий и церковнославянский языки и активно занимался переводческой деятельностью.

Создание «Лексикона латинского» было вызвано необходимостью, поскольку латинский язык начал пышно расцветать на Украине. Это явилось следствием влияния Польши, где латынь была прежде всего языком религии – католицизма.

В 1649 г. царь Алексей Михайлович пригласил учителей священноиноков Е. Славинецкого и А. Корецкого в Москву «для справки библеи греческие на словенскую речь». С самого начала пребывания своего в Москве Славинецкий занялся переводом с греческого на церковнославянский богослужебных и канонических книг. В 1663 г. в Москве была издана Библия с предисловием Славинецкого, которая представляла собой переиздание Острожской Библии. Из заказанного Епифанию в 1674 г. нового перевода Библии он успел закончить только Новый Завет и Пятикнижие. Особенно активно развивалась его переводческая и редакторская деятельность после вступления на патриарший престол Никона. Славинецкий был всецело на стороне Никона и после конфликта между Алексеем Михайловичем и Никоном Епифаний предпринял все возможное, чтобы помочь патриарху.

Всего перу Е. Славинецкого принадлежит около 150 работ, из них примерно 60 слов-проповедей.

О жизни Арсения Корецкого известно значительно меньше. Известно, что происходил он из старинного княжеского рода. Известно также, что в 1649 г. он вместе со Славинецким приехал в Москву, чтобы встретиться с братом, которого давно не видел.

В 1653 г. за какую-то провинность Арсений был сослан в Сийский монастырь и дальнейшая судьба его неизвестна.

Помимо нужд школьного образования существовали и другие причины появления латино-славянских лексиконов. Украинские деятели культуры второй половины XVI – начала XVII вв. увидели в латинском языке орудие национального и религиозного гнета и встали на борьбу с ним. На защиту церковнославянского языка выступили такие деятели как Л. Зизаний, М. Смотрицкий, П. Берында и др.

Позже, однако, латинский язык проникает во все сферы государственной жизни, на нем ведется преподавание в школах, он господствует во всех государственных документах и изучение его становится безусловно необходимым.

Однако изучать латинскую лексику на основе только латинских и иностранных словарей было нелегко. Этим также объясняется, почему учитель Е. Славинецкий приступает к созданию словаря.

«Лексикон латинский» представляет богатейший материал для исторического языкознания. Нас он интересует в качестве словаря, во многом пересекающегося с «Лексиконом славяно-латинским», созданным примерно в это же время Арсением Корецким. По-видимому, Славинецкий участвовал в создании словаря в плане подбора латинских соответствий. Это доказывается наличием в лексиконах единых конструкций и способов выражения латинского слова в славянском языке и наоборот.

«Славяно-латинский лексикон» представляет собой своего рода толковый словарь, в котором толкование славянского слова приводится на латинском языке. Основания для такой характеристики дает то, что одной славянской лексеме соответствует три и более латинских эквивалента, некоторые из которых представляют собой целые фразы: безчиние, нестроение – Inordinatio. Perturbatio ordinis. Permumatus ordo. Особенно часто случаи «синтаксического перевода» встречаются у глаголов: безженствую – Caelibem vitam dego. Объяснить это можно тем, что значительная часть славянских лексем на данном этапе представляла собой кальки с греческого, которые продолжали осваиваться словообразовательной системой языка, обретать новые словообразовательные связи и как структуры неорганичные, составные находили в латинском соответственное аналитическое выражение. Незаконченнность процесса освоения калькированных структур можно подтвердить на примере образований с начальным без-. Подобные образования имеют в «Лексиконе славяно-латинском» несколько струк турно различных типов соответствий. Вот основные из них.

1) конструкции с «отрицательными» именами carentia, vacuitas, citra, defectio, defectus, privatio с общим значением отсутствия чего-либо: безгласие – defectus vocis, где vocis отражает производящую основу гласъ, а defectus – конфикс без…ие.

2) Конструкции с отрицательной частицей in- со значением противоположности тому, что названо производящим: безпечалие – indolentia, где in- может соответствовать конфиксу без…ие, а может выступать как составная часть производящего прилагательного indolens – безпечалный.

Неоднородность латинских соответствий в случае образований с начальным без- доказывает, что в XVII веке продолжается активная адаптация их к языковой системе, хотя появились они в языке значительно раньше.

Таким образом, исследование двуязычных лексиконов А. Корецкого и Е. Славинецкого позволяет подтвердить на латинском материале некоторые спорные моменты исторического словообразования русского языка XVII века, в котором происходили в то время важные для истории языка изменения. В случаях, когда возникают сомнения относительно соотнесенности слова и кажется возможным двоякое, а то и троякое членение слова, латинский язык также оказывает существенное подспорье.

В частности, в области имен абстрактного качества, которые составляют предмет нашего исследования, можно отметить следующие примеры.

Предградие – Suburbium.

Предположительно, в данном случае мы имеем дело с конфиксом пред…ие, которому соответствует латинский элемент sub…ium. Данное положение, впрочем, требует веских доказательств, однако в словарях латинского языка форма urbium нами не найдена.

Поднебесие – Subdialis locus.

Здесь можно предположить словообразование путем сложения, а в качестве производящего – словосочетание поднебесное место/ место под небом (что и соответствует конструкции subdialis locus).

Несомненно, что подобный сопоставительно-лингвистический анализ весьма ценен для прояснения словообразовательных особенностей языка XVII в., тем более что латинский язык ранее для сопоставления не привлекался. Между тем, как язык не близкородственный русскому и как неподвижная система в противоположность «живой» системе языка, где постоянно взаимодействуют и противоборствуют новые связи и отношения, латинский язык особенно интересен. Он может предоставить зафиксированное на определенном этапе состояние системы русского языка, то, как он воспринимался на данном этапе (сквозь призму латыни и видения составителя словаря) и какие изменения последовали в дальнейшем.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •