Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция богословия и философии /

Иер. Сергий Завьялов.

Римо–Католическое учение об исхождении Св. Духа не только от Бога–Отца, но "и от Сына" (filioque).

Учение Римо-Католической Церкви об исхождении Св. Духа не только от Отца, но и от Сына, явилось одной из основных догматических причин разделения Церквей и до сих пор остается важнейшим вероучительным заблуждением католичества, которое препятствует любому возможному единению. В данной работе мы хотим с догматической точки зрения показать неприемлемость этого учения для Православной Церкви.

Как отмечает выдающийся богослов XX столетия, профессор Свято-Сергиевского богословского института в Париже В.Н. Лосский: «именно Filioque и был единственной догматической, был «первопричиной» разделения Востока и Запада; остальные доктринальные разногласия – только его последствия» [1; 45].

Уже в 381 г. на II Вселенском Соборе в Константинополе, собравшиеся отцы вместо краткой никейской формулы «веруем и во Святого Духа» дали развер¬нутое определение: «и в Духа Святого, Господа Животворящего, Иже от Отца исходящего», которое достаточно опреде¬ленно свидетельствует о способе исхожде¬ния Св. Духа и не дает оснований для раз¬номыслий, впоследствии утвердившихся в западном богословии в учении об исхож¬дении Его «и от Сына».

Впервые термин filioque в Западной Церкви был введен в Символ Веры на третьем толледском соборе (589 г.) в Испании [2; 11], при севильском епископе Исидоре, после того как к Православию присоединились вестготы-ариане во главе со своим королём Реккардом. Это было сделано скорее в практических, чем в догматических целях, для того, чтобы догматически восполнить арианское умаление троического достоинства Второго Лица Св. Троицы. Равночестное со Отцом участие Сына в изведении Третьего Лица Св. Троицы должно было утвердить в глазах ариан равное троическое достоинство Сына и Отца. Из Испании это учение стало распространяться в другие страны.

Учение о filioque, очевидно, не было известно за пределами латинского мира вплоть до VII в., когда внимание восточного богословия привлекло исповедание веры папы Феодора I, содержащее filioque. Разрешением этого вопроса занялся св. Максим Исповедник (662 г.). Западные богословы, еще не выработавшие себе общего определенного мнения об этом предмете, дали ответ не противный смыслу Православного учения, и это успокоило греков. Св. Максим по изучении дела, пришел к выводу о том, что: «многочисленными сви¬детельствами они доказали, что они не дела¬ют из Сына причину Св. Духа, ибо они знают, что единое начало и Сына и Духа есть Отец – Одного через рождение, Дру¬гого – через исхождение. Но их формули¬ровка имеет целью показать, что Дух исхо¬дит через Сына и, таким образом, установить единство и тождество сущнос¬ти» [3; 529]. Послание св. Максима Исповедника уми¬ротворило Восток.

К концу 8-го века учение об исхождении Св. Духа от Сына стало распространяться во Франции. Там около этого времени были еретики адопцианисты, похожие на ариан, которые утверждали, что Иисус Христос есть Сын Божий не по природе, а только по усыновлению. И недалекие в то время французские богословы стали упо¬треблять против адопцанистов тоже фальшивое доказа¬тельство, какое испанские богословы изобрели против ариан.

С начала 9-го века учение о предвечном исхождении Св. Духа и от Сына начинают защищать императоры и различные ученые Испании и Франции.

Сильнейший в то время монарх Карл Великий предложил своим французским богословам рассмотреть учение о filioque на Ахенском соборе в 809 г., под его личным председательством. Епископы, которые привыкли угождать своему монарху, приняли это учение, но для окончательного утверждения его и внесения в Символ Веры были посланы в Рим послы, чтобы просить на то согласие папы Льва III. Послы долго убеждали папу утвердить недавно появившееся учение о Св. Духе и внести его в восьмой член Символа Веры. Но папа, боявшийся не угодить монарху, выражался неопределенно. Он говорил, что это учение слишком высокое и таинственное; что его могут принимать только те, кто возвысился до уразумения столь высокой тайны. Лев III, прочитав изложение о filioque в котором были ссылки на разных церковных писателей и места Св. Писания утвердил: «И я так думаю и содержу… Если бы кто захотел иначе думать или учить об этом предмете, я запрещаю ему, и если мыслящий противное не обратится и не захочет содержать веру, согласно с смыслом этих свидетельств, я отвергаю его» [3; 594]. То есть папа, хотя по содержанию и одобрил введение filioque, но все же не одобрил изменения самого текста Символа веры и не признал учение о filioque догматом. Он повелел употреблять Символ Веры без всякой прибавки. И, чтобы оградить неприкосновенность древнего Символа Веры, приказал вырезать его на двух серебряных досках (на одной по гречески, на другой по латыни) без всяких прибавлений. Доски же те приказал положить в кафедральном римском соборе св. Петра, при гробнице св. апостолов Петра и Павла с надписью: «я, Лев, положил это по любви к Православной вере и для охранения её». (Доски эти в средние века были похищены или уничтожены – неизвестно кем).

И уже через 200 с небольшим лет, в 1014 году папа Бенедикт VIII по настоянию германского императора Генриха I включил filioque в западный Символ Веры и ускорил этим назревавшее разделение Церквей.

Основания, которыми католики стараются оправдать и доказать догмат об исхождении Св. Духи и от Сына имеют рациональное основание. Они в основном ссылаются на Св. Писание и Св. Предание, не находя в них ни одного места, которое прямо и ясно говорило бы в пользу их догмата, латиняне выводят его при помощи весьма свободных соображений и умозаключений из разных мест Писания и Предания, которые истолковывают сообразно со своими принципами. Мало того, указывая на эти места, они приводят их не целиком, а в урезанном виде, выхватывая, так сказать, из них то, что им более или менее пригодно и игнорируя остальное.

Например, католики ссылаются на слова Спасителя: (Ин. 15:26) («Когда же приидет Утешитель, Которого я пошлю вам от Отца, Дух Истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне») и рассуждают: если Дух посылается от Сына, то, следовательно, от Него и исходит, потому что в противном слу¬чае Сын и не мог бы послать Духа. Рассуждение совершенно неосновательное. Мысль, что послание одним лицом другого обя¬зательно предполагает исхождение его от посылающего, не только ничем не оправдывается, но еще оказывается в противоречии со словом Божьим, которое говорит, что и Сын посылается от Св. Духа, а не от одного Отца см. (Лк. 4:18) («Дух Господень на Мне, ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем…), ср. (Ис. 61:1). Св. отцы указывают особую причину, по которой Сын Божий представляется в св. Писании посылающим в мир Св. Духа. Она состоит в Том, что Христос своими иску¬пительными страданиями за род человеческий приобрел пред лицом Божьим право ниспосылать в мир Св. Духа с Его благодатными дарами для оправдания и освящения верующих, см. (Ин. 7:39) («сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него; ибо еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен»).

Так же ссылаются католики и на слова Спасителя (Ин. 16:15) («Все, что имеет Отец, есть Мое»), заключая, что Дух Святой исходит и от Сына; если Отец имеет свойство производить из Себя Духа, то это свойство имеет и Сын. Хотя верно, что Отец и Сын, будучи едино по суще¬ству, имеют все общее между собою, но, согласно православному взгляду, только то, что касается их божественной природы или естества, но не свойств личных. В противном случае мы не различим лиц Св. Троицы, а сольем их, т. е. впадем в савеллианскую ересь, давно осужденную церковью на втором Вселенском соборе.

Так же часто католические богословы ссылаются на творения Св. Отцов (как Западных, так и Восточных). Особенно часто делаются ссылки на творения свт. Амвросия, блж. Августина, свт. Афанасия Великого, свт. Василия Великого, свт. Григория Богослова, свт. Кирилла Александрийского. Однако опять приводятся цитаты, вырванные из контекста, подтверждающие мысль о filioque. В основном, все эти отцы пишут не о предвечном исхождении Св. Духа от Сына, а лишь показывают, что Он посылается Сыном, являясь Духом Сына, либо чрез Него исходит. Св. Иоанн Дамаскин пишет: «О Святом Духе говорим, что Он от Отца и называем Его Духом Отца, но не говорим, что Дух и от Сына, а называем Его Духом Сына» [4; 175].

Богословские итоги длительного раздора Востока и Запада подвел св. патр. Фотий (IX в.) в своем сочинении «Тайноводство о исхождении Духа Святаго». Он приводит четыре группы аргументов против «филиокве».

Первую группу он выводит из идеи нарушения единоначалия Св. Троицы. «Filioque вводит, – пи¬шет св. Фотий, – в Троицу два начала: для Сына и Духа-Отца, и еще для Духа-Сына» Этим единоначалие Троицы разрешается непосредственно в двуначалие и двубожие, а в дальнейших выводах и в многобожие. Именно, если Отец является причиной Сына, а Сын вместе с Отцом есть причина Духа, то почему и Духу не произве¬сти четвертое Лицо, а этому четвертому – пятое и так вплоть до языческого многобожия», то есть здесь используется сведение к абсурду. Как возводимый к двум причинам, Дух Святой теряет свою простоту, следовательно, Он должен быть сложным» (в противоположность общецерковному учению о простоте Божества).

Вторая группа доводов вытекает из анализа качественной стороны исхож¬дения Духа Святого от Отца. «Если это исхождение совершенно, то исхождение от Сына излишне и напрасно, ибо ничего не может привнести в бытие Духа. Исхождение Духа от Сына может быть или тождественным с исхождением от Отца, или ему противоположным». Но в первом случае обобщились бы личные свойства Отца и Сына, следовательно, Сын теряет свою уникальность, т.е. Троица становится двоицей. Во втором же случае перед нами оживают ереси Манеса и Маркиона. Объединяет их обоих дуализм, то есть при¬знание двух начал (светлого и темного), равноправно лежащих в основе бытия мира. Святитель Фотий вспоминает здесь эти ереси потому, что если признать довод, что исхождение от Сына является противоположным исхождению от Отца, то, значит, и свойства его должны быть противоположными. Если ис¬хождение от Отца обладает всей полнотой светлых, Божественных совер¬шенств, то исхождение от Сына, как противоположное, должно обладать пря¬мо противоположными характеристиками, то есть в существо Божие вводятся два начала — наряду с началом светлым (Отец) и начало темное (Сын). Вывод явно неприем¬лемый, принуждающий отбросить и саму посылку – учение о «филиокве».

Третья группа возражений построена на том, что «филиокве» нарушает ко¬личественную гармонию личных свойств трех Ипостасей и этим ставит Лица (или Ипостаси) в неодинаковую близость друг к другу. Личное свойство Сына – рождение от Отца. Свойство Духа Святого – исхождение от Отца. Если же говорят, что Дух исходит и от Сына, то тогда Дух будет отличаться от Отца большим числом личных свойств, чем Сын. И, следовательно, Дух будет от¬стоять от существа Отца далее, чем Сын, что ведет к ереси Македония.

Четвертую, последнюю, группу возражений святитель Фотий выводит из различения общих и личных свойств Святой Троицы – исхождение Духа от Отца и Сына не может быть отнесено ни к общим, ни к личным свой¬ствам. «Если изведение Духа есть общее свойство, то оно должно принадлежать и Самому Духу, то есть Дух должен исходить и от Самого Себя, быть и причи¬ной, и произведением этой причины». Если это личное свойство, то какого из Лиц? Если Отца и Сына, то мы вводим единую сущность Отца и Сына, что и делают католики, утверждая: «как Отец Единородного Сына Он вместе с Ним составляет «единое начало, от которого исходит Святой Дух» [5; 66].

«Если ска¬жу, что это свойство Отца, – пишет патр. Фотий, – то они (латиняне) должны отказаться от своего нового учения», так как если это личное свойство Отца, то нужно, про¬сто зачеркнуть «филиокве» и принять Символ веры таким, каким он был до этой вставки. Вывод он делает такой: «Если исхождение Духа не может быть признано ни общим, ни личным свойством, тогда в Троице и вовсе нет исхождения Святого Духа» [6; 76-78].

Эта критика патриарха Фотия до сих пор осталась не опровергнутой со стороны католических богословов.

Возникает вопрос можно ли считать filioque ересью? В окружном послании восточных патриархов (1848 г.) о filioque говорится, что: «учение… об исхождении Святого Духа есть и именуется ересью, а умствующие так еретиками, по определению святейшего Дамаса, папы Римского, который говорил так: «кто об Отце и Сыне мыслит право, а о Духе Святом неправо, тот еретик» [7; 19].

Св. Кирилл и Мефодий, борясь с введенным в славянских странах латинским исповеданием веры (filioque), обвиняли западных миссионеров в ереси «сыноотечества», так как те говорили, что Дух исходит от Отца и Сына [8; 158]. В самом деле, учение о filioque вносит разделение в Первопричину бытия лиц Св. Троицы, Которой является Бог-Отец. Появляются два источника тройческой жизни: Отец, рождающий Сына и Отец вместе с Сыном, изводящие Св. Духа

Однако до того времени, пока не соберется собор, на котором filioque официально будет признано ересью, мы не имеем права называть католиков еретиками.

 

Использованная литература:

1. Лосский В.Н. Очерк мистического богословия восточной Церкви. – М., 1991.

2. Иванцов-Платонов А.М. О Западных вероисповеданиях. – М., 1894.

3. Сильвестр, еп. Опыт православного догматического богословия. – Киев., 1885.

4. Иоанн Дамаскин, свт. Полное собрание творений. – СПб., 1913. – Т. 1.

5. Катехизис Католической Церкви. – М., 1996.

6. Козлов М., свящ., Огицкий Д.П. Православие и Западное христианство. – М., 1999.

7. Васечко В.Н. Сравнительное богословие. – М., 2000.

8. Мейендорф И., прот. Введение в Святоотеческое богословие. – Клин., 2001.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •