Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция богословия и философии /

Муравьев К.В., студент КазДС. Богословско-диалектическая концепция Личности.

Высота онтологического статуса личности испокон веков привлекала к себе самое пристальное внимание мыслителей. Основная задача, которую мы ставим перед собой: дать краткий богословско-диалектический анализ Личности. Богословский потому, что в основе всего - Единое Абсолютное, основа сущего, Бог. Диалектический же в силу того, что диалектика тринитарна, она есть стихия объединения и синтеза, идущего между утверждением и отрицанием к новому утверждению. Диалектика есть философская система, которая сама себя обосновывает, сама себя воспроизводит и направляется к самой же себе, в силу чего она приемлема для богословского символического мышления. Понятие о личности, о Личности как таковой, в современном мире претерпело сильную психологизаци, а это значит, что центр Личности сведен к ее периферии, сущность Личности - к ее аспектам. Современный мир исключает из Личности онтологически основы, что никогда не приведет к положительным результатам. Наша задача – попытаться обнаружить эти основы в неделимой структуре Личности.

Зададим один из самых основополагающих вопросов о Личности, о Личности самой по себе. Какова ее онтологическая структура? Ответ на поставленный вопрос укажет нам на Сверхбытие. Это Сверх мы еще не можем назвать Абсолютным, потому что Абсолютное полагает условное рядом с собой. Сверх мы не можем назвать Бытием, потому что Бытие требует инобытия возле себя. Это само Сверх, и принципиально мы можем сказать о нем только то, что оно одно, оно и есть Одно само по себе. Постулируем Одно как первую ипостась, нерожденное, неисходящее.

Дальнейший богословский анализ приводит нас к категории Сущего, Абсолютного Бытия, то есть именно того, что основывается, рождается Сверхбытием. Само Одно, Сверхсущее для утверждения собственной абсолютности полагает границу Самого Себя, которая и есть Само же Оно, его собственное Бытие. Категория Бытия, Божественный Логос есть вторая ипостась Святой Троицы. Противостояние Одного и Сущего преодолевается в Становлении, которое есть возврат к Сверхсущему, единство первой и второй Ипостаси. Естественно, что объединяющее начало не может противополагать себя Единому как его Бытие, Логос, и одновременно не может исходить от Логоса. В противном случае рушится целостность и монистичность всей Триады. Объединяющая ипостась есть ипостась Святаго Духа. В ней мы обнаруживаем некоторую двойственность: с одной стороны ипостась Духа предельно не-логична, с другой стороны соотносится с апофатической бездной Ипостаси Отца и не есть она сама [1].

Итак,  в процессе богословско-диалектического анализа нами рассмотрена основа Личности: триипостасное триединство: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой, Троица единосущная и нераздельная. Обратим внимание на то, что ипостась - это не 1/3 основы Личности. Каждая ипостась явленна как полноценный носитель триипостасной полноты и одновременно она есть только лишь одна из трех ипостасей. Нет Отца без Сына, нет Сына без Отца, если есть Отец и Сын, значит, есть и Святой Дух. Отец - Бог, Сын - Бог и Дух Святой - Бог, не три Бога, но один Бог в трех ипостасях. Это не просто парадокс, но в первую очередь тайна Божественной Личности, тайна единого Триипостасного Бога.

Однако наш диалектический анализ личности не окончен. Единое, Смысл и Становление не суть разобщенная Триада, а целостная, объединенная. Триада апофатична, недостижима, но если бы апофатичность ее была обращена исключительно на саму себя, мы категорически не могли бы ничего сказать о Боге, ни общаться с Ним. Значит, Единая Триада сообщает  и  являет  Себя. Таким  образом  мы приходим еще к одной важнейшей богословско-диалектической категории Личности: фактичность Триады, Ее нетварный Лик. Явление триады – это Ее неделимая телесность как таковая, объективизация Триады в Ней же Самой. Диалектика требует синтеза и сущности, и явления, который и есть не что иное, как категория символа.Одной из важнейших категорий личности является категория жизни. Каждый из нас с легкостью отличит живой предмет от мертвого, одушевленный от неодушевленного. Жизнь - это процесс, где потенциальное переходит в актуальное, где все объединяется. Жизнь – это процесс, когда Одно полагает в самом себе Иное и вновь все возвращает в свое лоно, это процесс единения. В Святой Троице жизнь как таковая соответствует ипостаси Духа и обладает всеми алогическими и невыразимыми свойствами, которые присущи Духу.

 Жизнь человека устроена по Божественному образцу. Она предшествует самосознанию человека, основополагает его само. Для самосознания необходим разум, а жизнь есть организация онтологической целостности познающего себя субъекта с самим же собой и даже с тем, что не есть он сам. Таким образом, мы видим, что не только русская религиозная философия, но и все святоотеческое богословие отрицает логику Декарта, утверждающего сознание как основу жизни.

 Итак, живая Личность сама по себе не мыслима без как таковой  телесности. Тело есть столь же необходимая богословско-диалектическая категория как и сама сущность. Тело - это не часть Личности, не ее инструмент, и даже не необходимое условие ее бытия, а сама принципиальная структура бытия Личности. Если мы из понятия тела и телесности устраним все натуралистические и материалистические импликации, то можем говорить и о Божественном Теле, о Богоявлении самом по себе, собственно, о Софии. София, представляет собой фактичность Божества взятую вне менона, то есть без примеси инобытия. София - это божественное явление как таковое, символ Бога сам по себе, Богоявленность. Понятие Божественного Лика весьма неоднозначно, ибо в нем самовыражают себя все три Ипостаси. Именно на этой стадии диалектического анализа мыслитель встречается с множеством трудностей, способных преградить путь всей диалектике. Так как София [2] есть явление Единого Бога, то ее онтологический статус приближен к Ипостаси Объединяющего, то есть к Духу. «Бог есть дух»(Ин. 4, 24) - говорит нам Христос, Бог являет себя как дух. Следовательно, перед нами открывается великая тайна: предельно духовное, оказывается ближе всего к материи, представляется ни чем иным как телом. Явленность, телесность онтологически слитны и не делимы с духовным.

Итак, подведем итог: Божественная Личность Триипостасна и Софийно-телесна. Но это обязывает нас сделать не менее важный вывод: Личность - это единственная структура бытия, которая только есть и может быть. Бог -предельная Личность, Личность Сама по Себе, Перволичность, и все тварное бытие устроено по образу и подобию Бога.

Что такое личность человека в сфере Абсолютной Личности? Можно сказать, это один из самых важных вопросов русской религиозной мысли, ответом на который является всеединство. Всеединство в русской философии, что особенно четко прослеживается у Владимира Соловьева, Льва Карсавина, Симеона Франка, представляется как проекция личностного бытия из его Первоисточника во все инобытие, во все сотворенное. Оно никогда не утверждало, что все окружающее есть личность (подобное утверждение абсурдно), всеединство утверждает следующее: все, что есть, существует потому, что есть личностное бытие, Абсолютная Личность, Святая Троица.

Структура неодушевленных предметов тоже троична. Так, например, солнце - это, конечно, не личность, но в нем есть некоторый непостижимый корень сущности, ведомый только Богу, есть у Солнца смысл, идея и единство того и другого данное в явлении, в самой вещественности, телесности. Структура одна, принцип один, но разный онтологический уровень. Троичный свет изливается в небытие, и чем меньше осуществлен личностный принцип в вещи, тем ближе она к неорганике. Принцип один, структура бытия одна, а значит отсутствует уровневая система бытия, и царствует всеобъемлющая иерархия просвещенности.

Сама собой разрешается проблема гносеологии, и в этой области глубокие интуиции высказал Н. О. Лосский: «все имманентно всему» как основной принцип познания. Подобное познается подобным: человек - личность, и познает все, что есть личность или имеет на себе печать личности. Все сущее личностно, о чем говорилось выше. Таким образом, гносеология канула в онтологию, и из науки о понятиях перешла в науку о структуре бытия, в науку о всеединстве.

В парадигме всеединства человек представляет собой проекцию Бога в мире, он триипостасен. Человек сам для себя непостижим, недоступен, неясен (образ первой Ипостаси), но одновременно мыслит о себе, обладает идеей (образ Второй Ипостаси) и про этом целостен и неделим (образ Ипостаси Духа).

На основании всего вышесказанного, очевидным становится то, как христианство избежало двух крайностей: деизма и пантеизма. Божественная Личность апофатична, сущность недостижима и при этом она благодатно содержит все сущее. Но в таком случае необходимо разрешить еще один вопрос: если все иное по отношению к Богу Вседержителю энергийно-благодатно, то как быть с богоотчужденностью, с грехом? Божественная благодать исходит в небытие, несвет и мир образуется как смесь света и тьмы, добра и зла. Человек одновременно смертен и бессмертен. Мы можем сказать, что грех и зло существуют условно как принцип разрушения личности, как посягательство силою личности на саму же личность, это попытка разделить неделимое. Сложность поставленного вопроса заключается в том, что понятийно невозможно объяснить зло. Понятия - это идеи, идеи - это смыслы, смыслы - это свет, а где свет там нет тьмы. Зло и небытие «беспонятийны», и поэтому с ним можно бороться, им нужно противостоять в первую очередь духовно, то есть как раз тем, что объединяет. При этом, конечно, осмысленностью не стоит пренебрегать, ведь она и есть бытие света, логосная оформленность добра и истины. Таков принцип христианской аскетики и сотериологии: мы освящаемся Духом Святым, чтобы стать такими, как Сын Божий Иисус Христос.

Человечество многоиндивидуально, но личность его одна. Некогда это ветхий Адам, согрешивший, умерший, а ныне это Новый Адам Иисус Христос Сын Божий, Богочеловек распятый и воскресший, Альфа и ОмегаΩ, начало и конец. И в итоге нашего краткого богословско-диалектического анализа окажется необходимым образом торжество всеединства, ликование Богочеловечества, непобедимое единство тварного и Бога Творца. В Личности Иисуса Христа, благодатное бытие, одним словом, Христово воскресение. Вся богословско-диалектическая концепция личности воспроизводится и переживается каждым христианином в пасхальном торжестве евхаристической жизни.

Примечания:

1. Неопределенность положения Духа по отношению к двум другим ипостасям отчетливо видна на иконе Святой Троицы Преподобного Андрея Рублева. Ипостаси Св. Духа соответствует центральный Ангел, верхняя часть которого обращена к Богу Отцу, нижняя – к Сыну.

2. В данном контексте понятие Софии не совпадает с представлением о ней ни Соловьева, ни Булгакова, но фактически совпадает с представлением о ней А.Ф. Лосева.


 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •