Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Материалы конференции / Секция богословия и философии /

Хорошавина А.Г. Проповедь в контексте основных проблем психосемантики.

Проповедь представляет собой один из древнейших жанров духовного красноречия. Исторически сложились две внутрижанровые разновидности проповеди: дидактическая (учительная), содержавшая этические требования и побуждавшая слушающих эмоционально воспринять их, и панегирическая проповедь, посвящаемая знаменательным церковным и государственным датам и событиям. Жанровые особенности проповеди активно изучались, что было обусловлено насущными потребностями религиозно-духовной практики. Однако круг изучаемых проблем тяготел либо к риторическим приемам и фигурам, либо к вопросам интерпретации отдельных положений вероучения. Это естественно, поскольку, с одной стороны, звучащая публичная речь должна соответствовать определенным ораторским канонам, с другой – содержательно нести этические требования, сформировавшиеся в рамках вероучения. Историки языка рассматривали проповедь как жанр, отвечающий стилеобразующим требованиям публицистики, реализующей прежде всего информативную и воздействующую функции языка. Результаты этих исследований представляют серьезную научную ценность.

Поворот лингвистической науки в сторону антропоцентрического подхода к языковым явлениям вызвал к жизни новые области научных исследований, следовательно, новые гипотезы и теории, многие из которых находятся в зоне пересечения научных сфер. Среди них этно- и психолингвистика, сформировавшиеся в зоне пересечения этнологии, культурологии, психологии и лингвистики. Смещение научных акцентов в сторону homo dicens позволило науке соединить исследование двух колоссальных феноменов: языка и человека. Сложная многоаспектная природа этих объектов привела к формированию различных научных направлений, которые позволяют взглянуть на, казалось бы, изученные явления с новой стороны.

Психосемантика представляет собой ту научную область, которая вобрала в себя проблематику, находящуюся в зоне соприкосновения психологии и языкознания, а точнее – семасиологии.

Рассмотрение проповеди в контексте основных проблем психосемантики позволяет решить ряд важных задач: во-первых, рассмотреть механизм восприятия содержания проповеди с точки зрения адекватности (неадекватности); во-вторых, проанализировать факторы, влияющие на повышение воздействующей функции проповеди как звучащего языкового произведения.

Не секрет, что реальность, окружающая нас, являет собой недискретную сущность. Парадокс заключается в том, что человеческое сознание отражает эту сущность в дискретной форме, т.е. осуществляет категоризацию мира. Как единичный, так и коллективный субъект, таким образом, обладает определенной картиной мира, позволяющей осознавать мир, себя в нем, осуществлять мониторинг всех изменений, планирование, прогнозирование и процесс принятия решений. «Картина мира, – пишет известный психолог и специалист по экспериментальной психосемантике В.Ф. Петренко, – представляет собой сложное, многоуровневое образование, в которое, наряду с научным, понятийным знанием, входят и религиозный опыт, и виртуальные построения искусства, и идеология, и глубинные пласты мифологического и коллективного бессознательного. Картина мира характеризуется не только разноуровневостью построения и различной степенью осознанности ее составляющих, но и разной степенью их адекватности бытию».

Вероучение также являет собой способ отражения мира, формировавшийся на протяжении веков, следовательно, это тоже картина мира, но коллективного субъекта. Она входит в картину мира единичного субъекта отдельными своими значимыми частями. Проблема часто заключается в том, насколько скоррелированы в картине мира конкретного субъекта категории различных уровней: например, категории идеологического уровня и категории религиозного. Данная проблема тесно связана с другой: картина мира коллективного субъекта (т.е. вероучение) воспринимается и интерпретируется конкретным субъектом с позиций и через призму индивидуальной категоризации мира. На этом этапе уже возникает элемент индивидуальности в восприятии.

Любые когнитивные структуры находят отражение в языковой картине мира. Это этап трансформации когнитивных сущностей в языковые. Процедура такого преобразования также носит глубоко индивидуальный характер. Разумеется, исследователи говорят о языковой картине мира определенного языкового сообщества, однако ее появление есть результат преобразования картины мира коллективного субъекта. В этом смысле такая языковая картина мира обладает индивидуальными чертами по отношению к картине мира другого социума. В круг задач психосемантики входит построение семантических пространств, описывающих картину мира единичного и коллективного субъекта, что позволяет судить об особенностях его сознания и мышления, его состоянии, мировосприятии.

В ракурсе сказанного следует отметить, что на человека, трактующего различные положения вероучения и предлагающего эту трактовку другим представителям языкового сообщества, ложится огромная (можно сказать, двойная) ответственность. Явление вариантной интерпретации языковой действительности, являющееся результатом двойного отражения реальности, создает серьезные трудности и ставит важные задачи перед священнослужителями. От того, как отражен мир в их сознании, как скоррелированы уровни картины мира, как выражено последнее в их языковой картине мира, зависит языковая интерпретация важнейших положений вероучения. Именно поэтому проповедь одного не бывает похожа на проповедь другого. Причина кроется не только в умении использовать разнообразные риторические приемы, но и особенностях расстановки смысловых акцентов, что напрямую зависит от индивидуальной картины мира проповедующего.

Другой узел трудностей располагается в зоне восприятия слушающим проповеди, поскольку слушающие также обладают картиной мира, в которой уровни могут быть не слишком четко скоррелированы между собой, могут иметься незаполненные категориальные пространства и т.д., они могут находиться в момент восприятия проповеди в различных психологических состояниях. Проповедующий должен быть готов к тому, что содержание проповеди, где нашла отражение картина мира коллективного субъекта (вероучение) и единичного субъекта (проповедующего) вступит во взаимодействие с картиной мира слушающих. Последствия такого взаимодействия могут быть различны: от пассивного включения услышанного в слабо скоррелированые уровни своей когнитивной схемы до полной невозможности помещения воспринимаемого в жестко скоррелированную индивидуальную картину мира. Создавая текст проповеди и реализуя его перед аудиторией, проповедующий должен осознавать, к какому эффекту взаимодействия он стремится. Идеален и оптимален, очевидно, результат взаимодействия, обеспечивающий мягкую коррекцию индивидуальных когнитивных схем в сторону формирования и актуализации в них социально, психологически, личностно, этически значимых категорий.

Метод построения семантических пространств, сформировавшийся в психосемантике, позволяет осуществлять мониторинг состояния сознания единичного и коллективного субъекта. Этот метод вполне применим и для анализа эффективности воздействия проповедей на паству.

Изложенные теоретические положения имеют конкретное практическое значение: подготовка священнослужителей к проповеднической деятельности не должна ограничиваться преподаванием им основ герменевтики, гомилетики и риторики; священнослужитель должен осознавать воспитательно-социализирующую роль Церкви и, следовательно, хорошо разбираться в проблемах социо- и психолингвистики, ориентированных на особенности коллективного и индивидуального сознания, а также владеть навыками анализа собственной практической деятельности (в частности, проповеднической).

Мы осветили круг проблем, возникающих у создателя проповеди, в контексте концепции языковой картины мира, оставив в стороне вопросы, касающиеся рассмотрения проповеди в аспекте теории речевых актов. Эти вопросы нуждаются в отдельном освещении.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •