Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Дипломные работы выпускников КазДС, рекомендованные к печати /

Нечипоренко С.Е.
Пекинская миссия, как пример политической миссии Церкви.

 

Рецензия на дипломное сочинение студента V курса КазДС Д. Нечипоренко С.Е. «Пекинская миссия как пример политической миссии Церкви.»

  

       Проблема взаимоотношений духовных культур Востока и Запада много десятилетий привлекает к себе внимание ученых-гуманитариев, для которых данная проблема позволяет изучить имеющийся опыт общения различных цивилизаций и разработать на его основе универсальную идеальную модель для будущих контактов между культурами. Обращая свой взор к Китаю, исследователи чаще всего задумывались о перспективах синтеза конфуцианского антропоцентризма и западного рационализма, китайского холизма и западного сциентизма, интуитивизма и строгого научного анализа. Тема соотношения китайской традиции и христианства, к сожалению, явно отошла на второй план.

       Причины такого невнимания имели под собой основания: драматические события 50-х – 70-х гг. оставляли мало надежд как на сохранение китайской традиционной культуры, так и возможности существования христианских китайских общин вообще.

       Рецензируемая работа посвящена остро актуальной в отечественной науке теме, тем более, что история появления в Пекине в начале XVIII в. Российской духовной миссии связана с уникальными обстоятельствами, совершенно не похожими на события, окружавшие приход в страну католических и протестантских миссий. Как совершенно справедливо подчеркивает автор, это было учреждение, возникшее в силу исторической случайности, что и определило главное отличие деятельности православной миссии от миссий западных стран – на первое место была поставлена задача сохранения веры среди небольшой общины этнических русских – а не проповеди в среде китайцев.

       Работа отличается выверенной структурой и достаточно компактна, что свидетельствует о четкости позиции автора, позволяющей ему не «разбрасываться», а уделить внимание основной теме, заявленной во Введении. Автора интересовала совершенно конкретная задача: проследить постепенное превращение миссии в дипломатическое учреждение с уникальным статусом, также совершенно не похожим на опыт функционирования западных миссий. Весьма четко и однозначно заявлены цели и задачи. Любопытно, что периодизацию рассматриваемой темы автор дает непосредственно в тексте дипломного сочинения, что заставляет изучать его весьма внимательно. Уже это одно делает рецензируемую работу достаточно неординарной.

       Возможно, некоторое недоумение вызовет некая неравновесность объема структурных частей работы, хронологически охватывающей период 1718 – 1864 гг. Объясняется это просто: слишком мало материала осталось от первого периода деятельности миссии, что было также связано с неопределенностью её статуса в государственных системах как Китая, так и России.

       Очень удачен пассаж, объясняющий сравнительно позднее начало евангелизации среди китайцев и небольшой её успех. В самом деле, католические и протестантские миссионеры должны были убеждать китайцев принимать новую для них религию, что было сопряжено с отказом от «суеверий», унаследованных от предков. Православные священнослужители были призваны напоминать албазинцам о необходимости сохранения православной веры предков, одновременно ограждая их от погружения в мир китайской духовной и религиозной традиции. Такое узкое определение задачи христианской миссии избавляло православных священников от необходимости полемики с носителями китайской традиции для доказательства превосходства Веры Христовой. Однако параллельно та же задача ограждать албазинцев, заставляла и осмысливать окружающую их реальность в понятиях «суеверия» и «идолопоклонства», что сближало их с иностранными веропроповедниками.

        Итак, достоинства работы несомненны. Однако у любого рецензента наряду с приятными сторонами его деятельности есть и критические задачи. К сожалению, широкий тематический и хронологический охват, заявленный в работе, породил и некоторые недостатки, не являющиеся чисто техническими (имеются некоторые неточности в транскрипциях и ряд аграмматизмов).

       Во-первых, как нам кажется, автору не удалось убедительно доказать главный тезис, положенный в основу его работы, – о Миссии как структурном подразделении дипломатических ведомств Российской империи начиная с XVIII века. Сами материалы, приведенные автором, показывают что важность миссии с внешнеполитической и (модернизируя терминологию) геополитической точек зрения была осмыслена в Петербурге только в первой половине XIX в. и свою дипломатическую функцию миссия стала отправлять только при архимандрите Петре (Каменском) – начальнике Х миссии. Любопытно, что как нам кажется, это было связано с отправлением прямых обязанностей миссии – потомки албазинцев за истекшее столетие настолько слились с миром окружающей их культуры, что проповедь на русском языке стала для них практически недоступной и пришлось реформировать деятельность миссии, так что эта деятельность хотя бы формально стала сближаться с методами католических и протестантских миссионеров.

       Во-вторых, сама специфика темы, то есть деятельность православной миссии в принципиально отличающейся от европейской и российской культурно-цивилизационной среде и параллельно, например, с иезуитскими миссиями, предполагает хотя бы краткое ознакомление с католическими попытками сближения христианской традиции и господствующей – конфуцианской традицией. Учитывая, что члены православных миссий широко пользовались иезуитскими наработками, например, первый православный катехизис о. Иакинфа, был составлен на основе католического 1739 г. – упущение тем более досадно. Автора оправдывает то, что сама по себе эта задача стала бы главной в работе, заместив все остальное.

       Изобильное использование автором церковных миссионерских источников XIX – начала ХХ века порождает третий замеченный нами недостаток: некритический подход к информации, в них содержащейся. За прошедшие десятилетия синология сделала большой шаг вперед, так что имеющиеся ошибки могли бы быть исправлены, при обращении автора к современной литературе. Приведу несколько примеров.

1.    Автор начинает первую главу с упоминания о проникновении христианства в Китай от св. ап. Фомы. Об св. апостоле Фоме в Китае впервые заговорил миссионер-иезуит о. Николя Триго в 1615 г. (при изучении индийского малабарского требника – несторианского, на сирийском языке). Впрочем, португальский миссионер-доминиканец Гашпар да Круш, прибывший в Китай в 1556 г. упоминал в своем Tractado de China (издан в 1569) о том, что армяне располагают свидетельствами, что до мученичества в Индии в 53 г. св. апостол добрался до Китая, но пробыл там крайне недолго. Впрочем, об уровне да Круша свидетельствует то, что он идола Гуань-инь принял за изображение Богородицы.

       Аббат Хук в 1884 г. писал, что предание об апостоле Фоме было необходимо миссионерам, исходившим из тезиса, что человечество изначально готово к приятию фундаментальных истин христианства.

       Легенда эта могла родиться в несторианских кругах. Митрополичья кафедра в Китае была основана (могла быть) архиепископом Селевкии Эхеусом (411 – 415 гг.) или патриархом Силой (503 – 520). Тем не менее, документированного присутствия христиан в Китае до VII в. НЕ БЫЛО.

       Кстати, доминиканец-миссионер Джованни де Монтекорвино в Пекине в 1315 г. писал, что в эти края не приходил ни один из апостолов.

       Иезуит К. де ля Туретт в 1929 г. писал, что если и было в первые века христианское влияние на Китай, то оно воспринималось под видом буддизма. Вплоть до эпохи Юань (1280 – 1368) несторианские общины были полностью иностранными и вообще не оказали на китайцев никакого влияния.

2.    Чуть ниже указано, что католическая миссия появилась в Пекине (Даду, или Ханбалыке) в 1291 г. Первым католическим миссионером в Китае был упоминавшийся Джованни де Монтекорвино (1247 – 1328), прибывший в Китай – в 1294 г. в 1299 г. он построил первый храм в Пекине и до 1305 г. перекрестил из несторианства в католицизм около 6 тыс. человек. ПРОПОВЕДЬ СРЕДИ КИТАЙЦЕВ НЕ ВЕЛАСЬ! В 1307 г. Монтекорвино стал Пекинским епископом и развернул свою деятельность в южных провинциях, где было много иностранцев. Весьма характерно, что пояснительные надписи на росписях в храмах были на тюркском, персидском и иных языках, но не на китайском.

3.    Говоря о гонениях на христианство в Китае в конце XIV века автор упоминает «династию Чу». Династии Чу никогда не существовало. Гонения на христиан (персов, монголов, сирийцев, армян, европейцев) развернула националистическая династия Мин (1368 – 1644).

4.    Автор ни словом не упоминает о том, что фактическое распространение христианства в среде китайцев впервые началось только в XVI веке. Первые иезуиты – Маттео Риччи и Микеле Руджери прибыли в Китай в 1582 г. и в 1583 г. основали миссию в Чжаоцине провинции Гуандун. В 1599 г. миссия перебралась в Нанкин, в 1600 г. – Пекин, где Риччи скончался в 1610 г. (его почитают буддисты как бога-покровителя часовщиков – Ли Ма-доу).

5.    Далее автор указывает, что иезуиты вынужденно были начать синологическую деятельность в период гонений в XVIII в. Это неправда. Китаеведная деятельность началась с самого начала иезуитских миссий и первым китаеведом стал по праву Маттео Риччи. Его доктрина развенчания буддизма и сближения конфуцианства с христианством требовала фундаментального знания китайской культуры. О том, как он хорошо усвоил эту культуру, свидетельствует тот факт, что его сочинение было включено в образцовую антологию Сы ку цюань шу (более 4 тыс. сочинений  в 75 тыс. томов).

6.    Есть несколько замечаний чисто синологического плана. Например, автор не видит разницы в титуловании китайского императора, очевидно полагая, что храмовый посмертный титул и девиз правления (упоминание имени было табуировано) – одно и то же. Дословно: «Императором Шэн-цзу (или Кан Си)».

       Повторимся – указанные недостатки нисколько не снижают ценности представленной работы и положительного впечатления от неё. Читая, рецензент испытывал истинное удовольствие. Работа не грешит «очерковостью», подчас так раздражающей в студенческих работах, её автор хорошо представлял себе имеющийся в его наличии материал и использовал его наилучшим образом. Работа С. Нечипоренко заслуживает высокой положительной оценки.

 

К.и.н., ассистент кафедры новой и новейшей истории

Казанского государственного университета

Д.Е. Мартынов

 

 

Оглавление

Введение.

Глава I. Зарождение православия в Китае. Миссия, как полуофициальное дипломатическое учреждение (1713-1745 гг.)

Глава II. Миссия, как российское дипломатическое учреждение (1745-1864 гг.)

Заключение 

Источники и использованная литература.

Скачать дипломную работу(RAR-архив/MS WORD)

Rar-архив: 84Kb

 

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •