Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Дипломные работы выпускников КазДС, рекомендованные к печати / Колчерин А.С. Архив Н.И.Ильминского как источник по истории миссионерства. /

  • Введение
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Заключение
  • Использованная литература
  • Приложение I
  • Приложение II
  • Приложение III
  • Глава 3

    Содержание.

    Содержание личного архива фонда Николая Ивановича Ильминского составляет его переписка с современниками, касающаяся, прежде всего его профессиональной деятельности. Отсутствуют письма сугубо личного характера, по всей вероятности, они хранились отдельно и в сохраненную документацию не попали. Деловые письма несут информацию о положении образования на местах, отражают личное благорасположение к Ильминскому.

    Историческое значение фонда действительно впечатляет. Здесь собран необработанный материал по обустройству дела народного просвещения в целом регионе. Выяснение персоналий дает представление об огромном количестве участников этого дела, их заинтересованности.

    Письма Ильминского являются важным источником по истории всего Поволжья, краеведения. Это колоссальный опыт педагогики среди нерусского населения, прошедший успешно и принесший большое количество плодов. Это практическая история православной миссии в Поволжье – история еще не описанная, требующая своего места во всей истории Русской Церкви.

    Ильминский в своей переписке выступает с добрыми человеческими качествами, как истинный радетель своего дела. Сложно сопоставлять его с какими-то критериями эпистолярного жанра вообще, но можно с полной определенностью сказать, что отношение к нему, увиденное нами в этих письмах, выставляет его в самом благополучном свете.

    Некоторую характеристику Ильминского, выведенную из анализа переписки с Николаем Ивановичем, дает П.В. Знаменский в своем труде «На память о Николае Ивановиче Ильминском». «…Для характеристики Николая Ивановича любопытен тон…переписки его с высокопоставленными и начальственными лицами. Враг всяких стеснительных официальных форм и всякой официальной лжи, он первый заговорил с министром почтительным, но простым, совершенно партикулярным и сердечным языком, откровенно высказывая все, что ему хотелось сказать. Такого тона он постоянно держался во всех своих сношениях с властями и после до последних дней своей жизни. Власти, имевшие с ним дело, и сами со своей стороны невольно впадали с ним в тот же тон; пред ними стоял не чиновник, не официальное лицо, а просто умный и душевный человек, делающий настоящее живое дело, с живыми же речами и возбуждающий к себе полное доверие. Сношения с ним сами собой принимали характер тоже живого и задушевного обмена мыслей и опытов, при котором дело представлялось в своем настоящем свете и двигалось вперед успешнее, чем при всяком официальном обмене канцелярских бумаг. В своих книгах и брошюрах Н.И. издал значительное число своих писем к разным начальственным лицам, докладных записок и мнений по разным вопросам, представлявшихся в разные ведомства, - и все они проникнуты именно этим откровенным и благородно-партикулярным тоном, производящим необыкновенно приятное и сильное впечатление.» [28,196-197]

    «Ближе всех из крещеных татар стоял к Николаю Ивановичу о. Василий Тимофеевич Тимофеев, заведовавший центральной крещено-татарской школой, основанной Н. И-вичем в Казани. Письма к нему представляют большею частью вид только кратких записок, так как они виделись и беседовали между собою почти каждый день лично.» [13,2]

    Сразу после появления инородческих школ в деревнях Николай Иванович завел активную переписку с учителями этих школ, уже с 1865 года. Об этом свидетельствует автор изданного сборника «Письма Н.И. Ильминского к крещеным татарам» (Издание редакции Православного Собеседника, Казань, 1896) – А. Воскресенский. В письмах он убеждает держаться христианства, выставляя его преимущества перед мусульманством и язычеством. «Вот теперь – пишет Николай Иванович учителям – пробудились крещеные татары от сна и ищут выхода из своего положения. Если вы не поможете им, они могут уклониться на сторону врага и погибнуть во тьме. Только Христос есть истинный свет, истинное солнце правды. Кругом вас стоит темная ночь: только вы можете рассеять ее своим учением и добрыми делами, иначе он подавит и вас самих. Итак, учитесь и учите. Взялись теперь за дело, так уж не пятьтесь назад и не говорите: у нас де сил не хватает. Молитесь Богу и трудитесь! Сами ходите в церковь и учеников заставляйте – только не принуждением, а вразумлением. Учите их молитвам, пению и всему доброму. Учите рябят, учите и девиц. Да подаст им Господь разум и силу к учению. Да не будут головы их, как решето, но как кладезь глубокий, да содержат в себе чистое познание. Бедного от богатого, малого от большого не отделяйте, и со всеми будьте ласковы. Если кто из учеников и ошибается, поправьте его, скажите ему добрым словом без всякого гнева. Не только колотков, но и брани да не будет у вас. Учите почитать священников, родителей, старых людей…» [13,3]. Этот отрывок письма Ильминского к учителям характеризует его как заботливого наставника, руководителя образования народа. Как мы видим, идеалы, которым он велит учить детей – идеалы христианские, нравственно высокие. Воспитание высоконравственных людей Ильминский ставил, пожалуй, первоочередной задачей всей своей системы образования.

    Нельзя не обратить внимания на стилистику писем Ильминского к инородческим учителям. «В письмах Николая Ивановича мы находим много подобных наставлений, обнимающих с разных сторон главным образом один существеннейший вопрос: об устройстве христианской жизни и просвещения среди крещеных татар. Этот и сам по себе великий и важный вопрос заключен у него еще в такие чудные рамки искренности и преданности, что каждое почти письмо, помимо большей или меньшей важности своего содержания, само по себе является милым и любезным сердцу читателя. Читая письма Николая Ивановича, часто совершенно забываешь, что это пишет директор к учителям, своим бывшим ученикам, начальник к подчиненным, высокопросвещенный русский человек к простым, едва грамотным людям, какими были тогда крещеные татары. Для него как будто и не существует на свете других отношений, кроме дружеских, братских, родственных, - и никаких других вопросов, кроме вопросов о просвещении, о церкви, о школе. Ученики Николая Ивановича превращаются в «друзей» его, «дорогих, более души возлюбленнейших друзей». Любезны сердцу Николая Ивановича «отцы и братья», деды, и все родные учеников. Дорога ему вся деревня их со всеми стариками и старухами, дядюшками и тетушками. Всем им шлет он свой усердный поклон. Не чужды Николаю Ивановичу даже житейские и семейные интересы учеников и деревни их. В заключение всего он обыкновенно просит своих друзей, как можно чаще писать ему письма о том, как они живут, как идут их школы и проч.» [5,3-4].

    Письма Николая Ивановича почитали чуть ли не за святыни, бережно хранили их. Указанное издание писем Ильминского к крещеным татарам происходило следующим образом: вскоре после смерти Николая Ивановича его супруга Екатерина Степановна и сын Николай Алексеевич Бобровников через периодические издания просили присылать письма Ильминского для их издания, многие письма привез отец Василий Тимофеев, эти то письма переводили и готовили к изданию. Письма приходили в достаточно потрепанном состоянии, так как прочитать их уже успело большое число крещеных татар. Да и передавали их для печатания лишь с условием скорейшего возвращения. «В Церковных ведомостях писали, что Екатерина Степановна Ильминская просит присылать письма Николая Ивановича. У меня есть шесть писем его; не быть бы мне грешным и виноватым, если я лишу людей возможности послушать назидательные и отрадные слова святого человека, уложивши их в сундук на хранение. Посылаю их Вам.» (на татарском языке)

    «…Письма Николая Ивановича к крещеным татарам не оставались и с их стороны без соответствующего ответа и привета. Сколько привелось нам узнать от о. Василия Тимофеева, отчасти и от других лиц, доставлявших нам письма в Казань, нужно думать, что вероятно не многие письма читаются так, как читались крещеными татарами письма к ним Н.И. Ильминского. Впрочем, в те времена, когда образование между крещеными татарами только что начиналось, лет 20-30 тому назад (книга «Письма Ильминского к крещеным татарам» была издана в 1896 году), мы встречаем много такого, чего ныне уже не может быть. Какое-нибудь например нехитрое письмо, написанное «полувершковыми» буквами, от ученика из крещено-татарской школы производило в деревне «настоящую суматоху»: его собирались читать «чуть не все обыватели деревни». Письмо Николая Ивановича в крещено-татарской деревне представлялось еще большею новостью; отчасти поэтому, а также по содержанию и по характеру своему, оно производило здесь и еще большее впечатление…» [5,4-5]. Письмо Николая Ивановича прочитывалось по многу раз, его буквально носили по деревне из рук в руки. «Все удивлялись тому, что профессор, директор, начальник, «генерал» (как писали они иногда Николаю Ивановичу на адресах и как стали называть его крещеные татары в своих разговорах, как-то особенно благоговейно и почтительно подчеркивая это слово) и вдобавок русский человек является среди них, крещеных татар, как любящий отец, брат, друг, товарищ. Он ничем не гнушается, ни от кого из них не отворачивается; всем одинаково протягивает руку, - старым и малым, бедным и богатым; всем усердно кланяется и говорит прямо к сердцу на их родном языке. Мало того, Николай Иванович просит крещеных татар и его не забывать, писать к нему и непременно заходить, когда будут в городе. Он искренно обижается даже, когда узнает, что они не исполняют его просьбы.» [5,6].

    Все эти отношение к простым людям видного ученого мужа запечатлевалось в них в искреннем уважении и почитании. Для них это отношение ново. «…Приходило в деревню новое письмо от Николая Ивановича, и вновь, как светлое пятно на темном фоне деревенской жизни. Оно приковывало к себе общее внимание; оно вновь оживляло и сосредотачивало около себя воспоминания о Николае Ивановиче, о его школе, о его сотрудниках, и затем, как и прежние письма, совершало обычное миссионерское путешествие по крещено-татарским домам и деревням…Рассказы, ходившие там о личности Николая Ивановича, только подтверждали. Раскрывали и расширяли смысл и значение его писем, только еще более усиливали их впечатление и созидали в сердцах крещеных татар тот чистый, ясный и цельный образ благочестивого, высокопросвещенного русского человека, которому никак нельзя было не верить, которого нельзя было не любить, не почитать до самого искреннего благоговения. Имя Николая Ивановича получило среди крещеных татар необычайно высокое значение и сделалось почти синонимом всего доброго, хорошего, святого. Все, что ни исходило от этого имени, принималось в их среде беспрекословно, с полным доверием, радушием, откровенностью и любовью, - будь то мнение, книга, школа, учитель, простой человек.» [5,9].

    На все письма Николай Иванович получал ответы. Почти все были написаны на татарском языке. Объем писем самый разнообразный. Известно, что Ильминский дорожил присланными ему письмами. По свидетельству его знакомых, он «носился с этими письмами своих учеников, читал их своим знакомым, некоторые даже издавал в печать». Автор «Писем к крещеным татарам» работал с письмами татар, написанных к Николаю Ивановичу (письма эти хранились в архиве крещено-татарской школы и к нам, наверняка, не попали). «Нам лично чтение этих писем в первый раз доставило возможность следить за интересной историей духовного развития людей по их частным письмам и мы должны откровенно признаться, что были поражены встречающимися здесь ясными свидетельствами о постепенном развитии и движении вперед как вообще крещеных татар, так и в частности – каждой личности, которой принадлежат те или другие письма. Само по себе каждое письмо, в отдельности взятое, говорит по этой части не много, но совсем иное получается, если читать его в связи с предъидущими и последующими письмами того же автора.» [5,13].

    «Кроме личных характеристик, в данных письмах заключается не мало ценных материалов для истории христианского просвещения крещеных татар за время деятельности Николая Ивановича. Одно сопоставление первых крещено-татарских писем (десятка два 1866г.) с письмами последующих времен (наприм. с сотнею писем 1880г.) наводит на многие важные размышления по этой истории. Начиная с 1870г. в письмах крещеных татар к Николаю Ивановичу мы читаем много этнографических, миссионерских и т.п. сведений. Николай Иванович не мог уже в это время бывать лично в различных уголках обширной крещено-татарской территории, которая состояла в его ведении. Но из этих уголков ежедневно шли к нему в кабинет самые разнообразные сведения в фактах и живых картинах, взятых прямо с натуры. Тут в простых, иногда позаляпанных конвертах, он читал точные сведения о крещено-татарских деревнях, о числе домов, о количестве в них жителей, о самых жителях, кто из них добрые, влиятельные, сочувствующие делу, кто враждебно относится к нему, читал о приходской церкви, о школе, об учителях, об учениках, об их учении. В этих же письмах прилагался иногда и план деревни с расположением домов, школы, обозначались окружающие огороды, гумна, поля и доже ближайшие деревни, леса, речки с мостиками и т.п. Сообщались за одно сведения и о соседних деревнях, о жителях в них, о взаимных отношениях и проч. Тут же можно читать известия о хлебах, о ценах на хлеб, об урожае, о скоте, о положении вообще домашнего хозяйства, что нередко отражается довольно чувствительным образом на ходе школьного дела. Одним словом, как бы мы ни стали читать эти письма, они одинаково могут дать нам несколько очень ценных сведений. Если разложим их в хронологическом порядке, они дадут откровенную и правдивую историю духовного развития крещеных татар за последние 30 лет в ближайшей связи с деятельностью среди них Николая Ивановича. Если разложим их по наименованиям крещено-татарских деревень, из которых они получены или которых касаются, мы будем читать по ним частную историю развития христианского просвещения и деятельности Николая Ивановича различных уголках крещено-татарского мира, - историю живую и полную разнообразных этнографических и бытовых особенностей. Если возьмем письма по наименованиям лиц, пред нами предстанут живые образы непосредственных деятелей, без которых, как без закваски своего рода, не было бы в этих уголках никакого и дела. Неудивительно, что Николай Иванович так дорожил письмами к нему крещеных татар. В его опытных руках эти письма получали, вероятно, более полезную сортировку и высшую оценку. [5,15-16].

    «…Переписка с крещеными татарами занимает важнейшее место. Она главным образом и сближала его с крещеными татарами, давая ему возможность глубже сеять святое семя в землю и оберегать рост его от терний, строить свое здание на том именно камне, который не могут разрушить никакие стихии мира.» [5,20].

    Количество корреспондентов, имевших переписку с Николаем Ивановичем, впечатляет. Выявить каждого из них, кем он являлся на тот период времени и кем стал впоследствии, какой вклад оставил в деле народного просвещения инородцев, насколько близок он был к Николаю Ивановичу – практически не представляется возможным. Однако некоторый круг лиц, запечатленный в различных изданиях Николая Ивановича и изданиях о нем, все-таки имеет отражение в нашей работе.

    От автора письма зависит и тема переписки, и тон, и сроки и даже объем. Мы приводим ниже выясненные нами личности, с кем Ильминский переписывался. Возможно, что и многие другие корреспонденты известны местным краеведам, специалистам по педагогике или же хорошо знакомым с наследием Ильминского исследователям. Это лишь малый процент от общего количества выявленных нами корреспондентов.

    Аблеков Григорий Алексеевич – учитель Туарминской миссионерской школы.

    Агафонов А.А. – известный Казанский краевед, автор многих книг. Но в Казанском учебном округе служил именно Николай Яковлевич Агафонов – бухгалтером, библиофил, почетный член Общества археологии, истории и этнографии, близкий приятель П.П. Масловского, в переписке с Ильминским могли состоять оба.

    Аксаков Иван Сергеевич (1823-1886) – русский публицист, редактор-издатель, поэт и критик, один из идеологов славянофильства. Родился 26 сентября (8 октября) 1823 в с. Куроедово (Надежино) Белебеевского уезда Оренбургской губ. Был издателем-редактором московских газет «Парус» (1859), «День» (1861–1865), «Москва», «Москвич» (обе 1867–1868), «Русь» (1880–1886). По своим взглядам близок Хомякову и К.С. Аксакову. Тесные отношения связывали Аксакова с Достоевским, Тютчевым, Соловьевым. Умер Аксаков в Москве 27 января (8 февраля) 1886. Нам удалось выяснить лишь один повод общения И.В. Аксакова с Ильминским. Этот эпизод описывает П.В. Знаменский в книге «На память о Николае Ивановиче Ильминском». Дело касалось статьи, написанной Ильминским против ректора Казанской Академии архимандрита Иннокентия. Е.А. Малов, сотрудник Ильминского по миссионерским курсам в Академии, выступил в печати с предложением найти средства для миссии в Казанском крае через доходы с аренды отстраивавшегося тогда семинарского здания в Казани на Воскресенской улице. Архимандрит Иннокентий, сам строивший это здание, сам сдававший его и в аренду посчитал это бестактным и в язвительном тоне, опять же через печать, обрушился с обвинениями на Малова и на всю христианскую миссию в Казанском крае. «Николай Иванович был крайне возмущен этим Дивом ректора и написал против него статью, чрезвычайно сильную, в которой резко выставлял на вид злоупотребление автора текстами Св. Писания и задорное глумление над святым делом христианской миссии… Статья эта была послана им Аксакову в газету «День», но газета эта занята была тогда каким-то другим животрепещущим вопросом, кажется еврейским, и отложила печатание статьи, потом скоро была запрещена и статья осталась ненапечатанной. Николай Иванович как-то вскоре вытребовал ее к себе и подарил на память Е.А. Малову.» [28,187].

    Аксинский Фома Сергеевич – чуваш, родом из деревни Большая Акса Буинского уезда. Пришел учиться к Ивану Яковлеву в августе 1870 года, а в 1875 году закончил Симбирскую чувашскую школу. По окончании Симбирского уездного училища учительствовал в Симбирской, Уфимской и Оренбургской губерниях, впоследствии священник.

    Алтынсарин Ибрай (2нояб.1841г.-30авг.1889г.) – выдающийся представитель казахского просвещения, педагог, первый учитель-казах, политический деятель, общественный деятель в области школьного образования, переводчик, этнограф, фольклорист, организатор ряда школ с преподаванием родного и русского языков, женских ремесленных и учительских школ (положив начало женскому образованию в Тургайской области), сельскохозяйственных школ. Создал казахский алфавит. Автор первых казахских учебников: «Киргизской хрестоматии» (1879; 2изд. 1906), куда были включены образцы древней казахской поэзии, фольклора, переводы произведений Ушинского, Толстого, Крылова, а также оригинальные стихотворения и рассказы самого И. Алтынсарина; «Начального руководства к обучению киргизов русскому языку (1879) и др. Ему предписывают зарождение казахской публицистики. Действительный член Оренбургского отдела Русского географического общества. Родился в Аракарагайской волости Николаевского уезда Торгайской области (ныне Затобольский район Тургайской области). Рано лишившись отца, воспитывался в семье старшего брата отца Балкожа бия – одного из крупнейших степных феодалов, пользовавшегося уважением у царских властей. Первоначальное образование получил в оренбургской русско-казахской школе (1850-1857гг.), определенные знания он освоил благодаря востоковеду В.В. Григорьеву. Многому научился при личном общении с Н.И. Ильминским, о чем у последнего сохранились воспоминания, много переписывались с ним и позже. Алтынсарин высоко ценил эту переписку. Письма его были изданы в книге Ильминского «Воспоминания об И.А. Алтынсарине, инспекторе киргизских школ Тургайской области». «В них видно, какое благоговение сохранил он к Н.И., как своему воспитателю, своему, по его собственным словам, благодетелю и отцу» [28,142]. Открыл первую народную школу в 1861г. в Актюбинском уезде Тургайской области – одно-классную русско-киргизскую школу, первым учителем в школе был назначен выпускник Казанской учительской семинарии Арсений Андреевич Мазохин. Преподавались там русский язык, арифметика, история и география, основы естественных наук, письменные и устные переводы с казахского на русский и с русского на казахский языки, при школе была создана библиотека. Ввел ислам как предмет обучения на родном языке (до конца жизни оставался мусульманином), что Ильминский поддерживать, конечно, не мог. В 1879 году становится инспектором народных училищ Тургайской области. При прямом содействии И. Алтынсарина открываются 7 начальных школ для казахских детей, 4 двуклассных училища и учительская школа. Но не было ни одного высшего учебного заведения. «Только с применением русского алфавита киргизский (казахский) язык избавится от арабских, татарских слов. Которые неуместно вошли в киргизский язык. Только при употреблении русского шрифта казахские книги будут писаться правильно». «Школы – это главные пружины образования казахов, на них надежда, в них только будущность киргизского народа». Особенность киргизских школ – интернаты для проживания учеников, на чем особо настаивал И. Алтынсарин, учитывая кочевой характер своего народа. Призывая молодежь к просвещению, он ставил в пример культурную жизнь других народов, их достижения в науке. Мировоззрение характеризуется народностью, демократичностью и гуманизмом. Вся его деятельность была посвящена просвещению казахского народа и приобщению его к прогрессивной русской культуре. Еще при жизни пользовался большой популярностью и любовью народа. Литература о нем: «Жизнь и творчество Ибрая Алтынсарина (1841-1889)» Б.С. Сулейменов, «И. Алтынсарин. Избранные произведения» Алма-Ата, 1957.

    Амиров Григорий Степанович – двоюродный племянник Ильминского. Служил писцом Пензенской Духовной Консистории.

    Анастасиев Андрей Иванович (1852-1919) – видный русский педагог и методист начальной школы. Сын Симбирского священника, выпускник Симбирской духовной Семинарии и историко-филологического факультета Казанского университета. После окончания университета был направлен в Порецкую учительскую семинарию, где преподавал русскую словесность, в 1880-85гг. он работал преподавателем в Казанском учительском институте, где был замечен руководством учебного округа и назначен инспектором народных училищ Николаевского и Симбирского уездов Симбирской губернии. Затем он вновь вернулся в Казанский учительский институт уже директором (1896-1903). Анастасиева можно считать одним из организаторов в Казани педагогического образования и преподавания педагогики в крае. Сам преподавал педагогику в институте, под его влиянием она превратилась в одну из ведущих дисциплин. Кроме того, он был издателем и редактором единственного частного педагогического журнала «Городской и сельский учитель», выходившего в 1894-96гг. в Симбирске, а затем в 1897-99 в Казани, где печатался сам и привлекал в качестве авторов и корреспондентов симбирских и казанских педагогов и практикующих народных учителей, одним из членов редколлегии был И.Я. Яковлев. В 1904 году Анастасиев стал директором народных училищ Вятской губернии [35,132]. Автор фундаментальной справочной книги «Народная школа. Руководство для учителей» (М., 1912).

    Андреев Кузьма – известный удмуртский миссионер, самородок, энтузиаст образования своего народа. Родился в обычной крестьянской семье в 1857 году. Он хорошо разговаривал по-татарски, знал марийский язык, читал книги на удмуртском языке односельчанам. В Казани Кузьма Андреев приобрел книги для обучения – пять экземпляров удмуртского букваря. Он вернулся в 1881 году родной Карлыган и с воодушевлением учил желающих грамоте, желающие появились и в соседних деревнях. 10 октября 1883 года в Карлыгане была открыта частная начальная миссионерская школа, размещалась в доме Кузьмы Андреева, где условия были не вполне благоприятны. В 1890 году было решено открыть центральную удмуртскую (вотскую) школу (Вятская губерния), Кузьма Андреев стал заведующим школой. Начал переписываться с Ильминским. В Карлыган направили священника Бориса Гаврилова, татарина, изучившего вотский язык. Из стен школы выходили учителя для удмуртских школ, миссионеры и священники для нерусских народов Поволжья. Обучались в школе и женщины. Изучали Закон Божий, церковное пение, русский язык, славянскую грамоту, арифметику, письмо, черчение. Программы обучения и учебные пособия разрабатывались учителями под руководством директора Казанской учительской Семинарии Н.И. Ильминского и утверждались Попечителем Казанского учебного округа. В 1896 году Кузьма Андреев был назначен епархиальным миссионером по Вятской губернии.

    Аничкин Н. – директор Департамента народного просвещения.

    Антоний (Амфитеатров) – архиепископ Казанский (1866-1879). Поддерживал просветительскую систему Ильминского, способствовал проведению первого богослужения на инородческом языке.

    Антоний (Александр Васильевич Вадковский) – архиепископ, родился в 1846 году, духовный писатель и церковный деятель, сын протоиерея Тамбовской губернии. Закончил Тамбовскую духовную семинарию (окормлялся у свт. Феофана Затворника) и затем Казанскую Духовную Академию, остался преподавателем и инспектором, занимался описанием рукописей «Соловецкой библиотеки». Одна из его работ – «Историческая записка о состоянии Казанской Духовной Академии после ее преобразования, 1870-1892» (Казань, 1892). В 1872 году вступил в брак с Елизаветой Пеньковской, имел двоих детей, но через 7 лет овдовел. Был переведен инспектором Санкт-Петербургской Духовной Академии, с 1887 года - ее ректор с возведением в сан епископа Выборгского. 1892 год – архиепископ Финляндский; 1898 – митрополит Санкт-Петербургский; с 1900 года – первенствующий член Святейшего Синода, выдающийся деятель Русской Церкви.

    Аристовский Иван А. – выпускник Казанской Духовной Академии, директор Красноярской гимназии. [35,38]

    Архангельский Иван Васильевич – штатный смотритель Тетюшского уездного училища.

    Балинт Габор (Габриель) – известный венгерский тюрколог и финно-угровед.

    Баратынский Алексей Иванович (1824-1895) – священник села Бурундуки Симбирского уезда, законоучитель и заведующий Бурундукским уездным училищем. В 1866-1874гг. председатель Буинского уездного училищного совета. Хорошо знал чувашский язык и чувашей. Поначалу был противником системы Ильминского, но позже признал ее преимущество. (Баратынский А.И. «О народном образовании в Буинском уезде и мерах улучшения его»//Журнал МНП.-1889.№146.-С.94-110). Автор ряда статей по вопросам инородческого начального образования, активный деятель инородческого образования. [35,148,169; 28,177] Вывел в люди Ивана Яковлева.

    Барсов Матвей Васильевич (1841-1896) – инспектор, преподаватель Симбирской Духовной Семинарии.

    Безсонов Александр Григорьевич – студент Казанской Академии 1877 года. После служил в Оренбургском округе. [9,4]

    Беляев А. – инспектор народных училищ Мамадышского уезда.

    Бердников Илья Степанович (1841-) – церковный канонист, профессор Казанской Академии. Образование получил в Казанской Духовной Академии, где преподавал каноническое право, одновременно являясь профессором Казанского университета. Состоял членом учрежденного в 1906г. при Синоде особого присутствия для разработки вопросов, подлежащих рассмотрению на Поместном церковном Соборе. Вероятно, состоял в Братстве свт. Гурия, на этой почве и имел сношения с Ильминским.

    Бечко-Друзин Владимир Степанович – архитектор Казанского учебного округа, проектировал и руководил строительством зданий Центральной крещено-татарской школы.

    Благовидов Ф.В. – профессор Казанской Духовной Академии [35,205].

    Бобровников Николай Алексеевич (1854-1921) – сын известного ученого-ориенталиста А.А. Бобровникова, близкого друга Ильминского. После смерти отца, Ильминский усыновил их – Николая, Александра и сестру Екатерину (впоследствии супруга И.Я. Яковлева). Был женат на публицистке С.В. Чичериной, сестре известного советского дипломата. Окончил физико-математический факультет Казанского университета (1877), в 1878-1891 гг. был преподавателем математики, а с 1891 г. – директором учительской Семинарии (после смерти Ильминского), в 1906-1912 гг. состоял в должности попечителя Оренбургского учебного округа, в 1919-1921 гг. состоял председателем Востоковедческой Комиссии Казанского университета. Отстаивал систему Н.И. Ильминского. [35,184].

    Богданов Архип Яковлевич – чуваш, родился 1 марта 1856 года в селе Новые Айбеси Буинского уезда Симбирской губернии, закончил Симбирскую чувашскую школу Ивана Яковлева в 1875 году и Казанскую инородческую учительскую семинарию в 1877.

    Бодуэн де Куртэнэ Иван Александрович (1845, Польша - 1929, Варшава) – в 1875-1883 гг. работал в Казанском Императорском Университете, профессором которого являлся, выдающийся ученый-языковед. В своих построениях по сравнительному языковедению он широко использовал материалы финно-угорских языков.

    Будников Петр П. – родился 21 июня 1861 года в селе Норусово Ядринского уезда в русской крестьянской семье. В 1877-1880 учился в учительской семинарии. С 1882 года назначен учителем начальной чувашской школы при учительской семинарии. Летом 1884 года П.П. Будников уволился и поехал в одно из училищ Самарской губернии. [23,58].

    Булич Николай Никитич – профессор Казанского университета, филолог.

    Бутлеров Александр Михайлович (1828-1886) – выдающийся ученый, основатель Казанской химической школы. Родился в имении отца – деревне Бутлеровке Чистопольского уезда Казанской губернии. Сначала ходил в пансион, а затем поступил в Первую казанскую гимназию. Закончил Казанский университет, где учился у Н.Н. Зинина. Уже в 1857 году стал профессором, целиком посвятив себя изучению химии. Работал в Петербурге, разработал новую методику обучения студентов, предложив лабораторный практикум. В 1871г. был избран экстраординарным академиком, а через 3 года ординарным. В 1865-1870гг. был земским депутатом от Спасского уезда. В рамках земской инициативы подготовил программу подготовки учителей для земства в 1867 году.

    Бюргановский Илья Савельевич (1858-1896) – чуваш, родом из деревни Бюрганы Буинского уезда, в 1875 году закончил Симбирскую чувашскую школу Ивана Яковлева (один из первых учеников), а в 1877 Казанскую инородческую учительскую семинарию Ильминского. Учительствовал во многих сельских школах Симбирской и Казанской губерний, часто жертвовал личные средства для строительства школьных зданий. Впоследствии священник. Автор ряда детских рассказов.

    Васильев Егор Васильевич – выпускник Казанской инородческой учительской семинарии 1883 г., учительствовал до 1885 г. в Симбирской чувашской школе, затем в Бичуринском двухклассном училище Чебоксарского уезда, Сиктерминском училище Спасского уезда, Аликовском Ядринского уезда, в конце XIX в. – в Семипалатинской области, где жили чуваши-переселенцы, после смерти жены вернулся в Сиктерминское училище Спасского уезда Казанской губернии.

    Васильев Федор Васильевич – чуваш, родился 1 февраля 1862 года в деревне Игить Ядринского уезда. В 1882 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию.

    Васильева Евдокия Васильевна – чувашка, родилась в селе Бичурино Чебоксарского уезда. В 1879 году закончила Казанскую земскую школу для образования народных учительниц. Работала в сфере народного образования чувашей.

    Виноградов Н. – протоиерей, председатель отдела Казанского епархиального училищного совета.

    Витевский Владимир Николаевич (22.7.1845-3.1.1906) – известный российский историк, преподаватель Казанской учительской Семинарии. Сын священника, родился в с. Подвалье Сенгилевского уезда Симбирской губернии. Закончил Симбирскую духовную семинарию и историко-филологический факультет Казанского университета в 1870 году. Работал учителем в Казанской учительской Семинарии и в женской Мариинской гимназии, долгое время сотрудничал с Ильминским. Автор посмертного библиографического труда «Н.И. Ильминский директор Казанской учительской семинарии» - Казань, 1892 [35,150]. Известен трудами по истории Уральского казачьего войска (в 1869-1874 гг. он преподавал в войсковой гимназии в городе Уральске) Оренбургского края.

    Вишневицкий Николай П. – выпускник Казанской Духовной Академии 1872 года, инспектор татарских, башкирских школ Министерства народного просвещения.

    Вишневский Николай Павлович – директор Бирской учительской школы Уфимской губернии.

    Владимир (Никольский) (?-1900) – архимандрит, преподаватель противораскольничих курсов в Казанской Духовной Семинарии, инспектор Казанской Духовной Академии (1867-1869). Начальник Алтайской миссии. Впоследствии епископ Нижегородский и Арзамасский.

    Волков Андрей Кононович – профессор Казанской Духовной Академии, философ и переводчик.

    Воскресенский Алексей Андреевич – уроженец Костромы, известный татаровед, ученик Ильминского. Закончил в 1883 году Казанскую Духовную Академию, где учился на миссионерском отделении. Преподаватель Казанской центральной крещено-татарской школы и Казанской духовной Семинарии. Инспектор киргизских (казахских) школ Букеевской Орды Астраханской губернии, затем преподаватель Ташкентской учительской семинарии. Издал «Письма Н.И. Ильминского к крещеным татарам» - Казань, - 1896 и «Система Н.И. Ильминского в ряду других мероприятий к просвещению инородцев.//Ильминский Н.И. О системе просвещения инородцев и Казанской центральной крещено-татарской школе» - Казань, 1913. После смерти Ильминского и Тимофеева именно Воскресенский вместе со священником Т. Егоровым осуществлял основные переводы Библии и религиозной литературы на татарский язык, писал учебники русского языка для татар-кряшен и мусульман. В 1906-1914 гг. был директором учительской Семинарии после Н.А. Бобровникова. [35,152,185]. С 1914 года директор Преславской учительской семинарии (Запорожская обл.).

    Воскресенский Н.А. – студент Казанской Академии 1878 года, после учитель Ташкентской учительской семинарии. [9,4]

    Галкина-Врасская Надежда Николаевна – помещица Спасского уезда, благотворительница.

    Гвоздев Иван Петрович – профессор Казанской Духовной Академии.

    Герасимов Назарий – известный кряшенский священник, село Янцовары (сейчас это село в Пестречинском районе).

    Готвальд Иосиф – известный ученый-арабист, профессор Казанского университета.

    Григорьев Яков Григорьевич – чуваш, родился 1 октября 1869 года в деревне Ордашево Ядринского уезда. В 1879 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию.

    Делянов Иван Давыдович (1818-1897) – граф, Министр народного просвещения(1882-1897). В 1890 году утвердил проект преобразования Симбирской центральной чувашской школы в учительскую.

    Джантюрин Мухаметсадык – уфимский дворянин, известный мусульманский деятель, впоследствии депутат Думы. «Знаю, что Вы, почтительнейший и глубокоуважаемый Николай Иванович, скупы на письма и ответы, но тем не менее…» - Джантюрин просит Ильминского сообщить, не имеется ли в Казани в продаже восточная библиотека Березина и по какой цене. Обращается именно к Николаю Ивановичу по той причине, что никого из знакомых в Казани больше не имеет.

    Евсевьев Макар Евсевьевич (18.1.1864-10.5.1931) – выдающийся мордовский просветитель, ученый-языковед, этнограф. Родился в деревне Малые Кармалы, ныне Батыревского района Чувашии. Не имея даже законченного среднего образования, стал крупным специалистом в широком круге вопросов, касающихся мордовского народа. С 1886 года вел активную исследовательскую работу, проводил этнографические экспедиции, публиковался, переводил на эрзя-мордовский и на мокша-мордовский языки Священное Писание, проявил себя хорошим педагогом. В 1883-1917 гг. был учителем мордовской образцовой начальной школы. В советское время преподавал в казанских и саранских вузах (его именем назван пединститут в Саранске). [35,187]

    Емельянов Иаков – священник, известный татарский поэт, ученик Василия Тимофеева и Ильминского. Личную переписку вел исключительно на татарском языке, называет себя учеником Николая Ивановича и Василия Тимофеевича. В письме от 14 августа 1877 года к Василию Тимофееву даже приводит свое стихотворение:

     Oйoня кился Саранбай

    Аnар ишеген ачма;

    Ул килгяндя жалангач булган;

    Аннан ачлый кoтеля.

    Качма анын жoзoннян

    Оялма анын узеннян;

    Саронгычынын чиге житкяч

    Жаны алыныр yзеннян

    Кузенеn туймас жалганы

    Жандырыр анын чалпарын;

    Жарлыдан кызганган сараннарын,

    Шайтан эчяр каннарын.

    Каны белян кабере тулар

    Кyмеyчеляр жирянер;

    Yзеннян колган малы белян

    Дoньядягеляр кинянер.

    Килегез дoньядягеляр кинянегез!

    Сараннан калган мал белян,

    Жонын шайтан киняндерер

    Yзеннян алынган белян. Если домой придет Саранбай

    Ему дверь не открывай

    Он был без одежды

    От него можно ожидать голод

    Не прячься от его лица

    Не стыдись от него самого

    Жадности предел наступил

    Душа будет взята от его глаз

    Глаз не насытится ложью

    Сожжет его брюки.

    У бедного жалко жадных

    Дьявол будет пить кровь

    Могила его исполниться крови

    Копатели будут отвращаться

    От него оставшееся богатство

    Всему миру будет польза

    Придите, кто в мире, припадите

    К богатому, оставшемуся от жадного

    Душу дьявол присвоит

    От него взявшуюся.

    Служил священником в селе Чуре с деревнями Яныл и Поршур, где вел активную миссионерскую деятельность среди татар против распространения ислама; был законоучителем в местных братских школах.

    Жохов Дмитрий Федорович – правитель канцелярии Казанского учебного округа, статский советник.

    Загоскин Николай Павлович – профессор Казанского университета

    Зеленецкий Александр Федорович – выпускник Казанской Духовной Академии, инспектор Казанской Духовной Семинарии, магистр богословия, статский советник, ректор Семинарии в начале XX века. В Академии преподавал педагогику и дидактику. [35,54]

    Зефиров Михаил Михайлович (1826-1887) – протоиерей, председатель казанского уездного училищного совета, профессор богословия Казанского университета и Духовной Академии. Человек весьма близкий к Николаю Ивановичу. Был преподавателем противобуддийского миссионерского отделения Академии, хорошо изучил миссионерское дело и принимал живейшее участие в успехах крещено-татарской школы. Выступил в защиту просветительских идей Ильминского. До принятия сана Василием Тимофеевым совершал богослужения вместе с воспитанниками крещено-татарской школы (по отъезде отца Макария). [28,220,247] Ректор Тамбовской Духовной Семинарии.

    Зимницкий В.Г. – выпускник Казанской Духовной Академии 1862 года, возглавил учительскую Семинарию в Вольске (Саратовская губерния). [35,38]

    Зинченко И.К. – в 1870 году ревизовал Казанскую Духовную Семинарию.

    Знаменский Петр Васильевич – профессор Казанской Духовной Академии, известный историк Русской Церкви, основатель научной школы, активный деятель братства свт. Гурия, друг и сподвижник Н.И. Ильминского, хотя и не был активным деятелем инородческого просвещения, не знал языков народов Поволжья. Автор его посмертной биографии «На память о Николае Ивановиче Ильминском. К 25-летию Братства свт. Гурия» - Казань, 1892. Уже тогда он предвидел все благотворное воздействие системы Ильминского на развитие и христианизацию инородцев. По поручению Братства Знаменский описывал архив Ильминского после его смерти. [35,150]

    Золотницкий Николай Иванович (1829-1880) – филолог, ученый-тюрколог и педагог-практик. Родился в семье священника чувашского села Чурашева (Кошки) Чебоксарского уезда, его отец был учителем в местном приходском училище министерства гос. имуществ, ведя преподавание на чувашском языке, что было новацией в то время. Золотницкий с детства усвоил чувашский язык, хорошо знал его, так что сделал его предметом своих будущих научных интересов. После Чебоксарского духовного училища, неполного курса КДС, он закончил историко-филологический факультет Казанского университета в 1851г. Работал на гос. службе, в том числе в его обязанности входил надзор за народными школами в Яранском уезде Вятской губернии. В 18676-1872 гг. инспектор чувашских училищ Казанского учебного округа. В 1866 году издал календарь на чувашском языке. Основоположник научного изучения чувашского языка, он впервые классифицировал язык, отнеся его к тюркской языковой группе; к числу его несомненных заслуг принадлежит также создание первого словаря чувашского языка, переводчик и издатель книг. Один из активных проводников в жизнь так называемого звукового метода обучения грамоте (альтернатива буквослагательного), распространяемого после II и III земских съездов в 1867г. Хорошо зная положение в чувашской деревне и вопиющее неблагополучие народных школ – неприязнь к официальным русским школам, недоверие к учителям-священникам, нежелание отдавать детей в школы, Золотницкий разработал собственный подход к проблеме образования инородцев, предназначенный для чувашского населения (распространение чувашских книг и обучение на родном языке). Принимал непосредственное участие в подготовке педагогов для земской школы не только Казанской губернии, но и всего региона. Идею обучения инородцев Золотницкий сформулировал практически одновременно с Ильминским. Если Ильминский пришел к своей системе через миссионерство и практику, то Золотницкий сходные идеи выдал на основе практического знания чувашской деревни – ее образа жизни и менталитета. Их идеи сошлись и с середины 1860-х годов Ильминский и Золотницкий выступали совместно. Золотницкий, в отличие от Ильминского, не был убежденным миссионером. Имя его осталось в некотором смысле в тени потому, что его деятельность на поприще просвещения продолжалась не долго. В 1871 году его карьера оказалась прерванной болезнью, он отошел со службы и продолжил свои научные изыскания. (Исхакова,169,208) Иван Яковлевич Яковлев, после Золотницкого служивший на посту инспектора чувашских училищ Казанского учебного округа, в автобиографии «Моя жизнь» дает негативную оценку этой личности. Он пишет, что Ильминский напрасно видел в нем миссионера и своего сподвижника, напрасно заступался за него перед начальством. Золотницкий, по мнению Яковлева, громче Ильминского кричал идеи о народном просвещении, а на деле не был способен чем-либо претворить их в жизнь. Кроме всего прочего, Яковлев обвиняет Золотницкого в пьянстве и прочих нравственных пороках, также он постоянно болел и часто пропускал службу. На посту инспектора чувашских школ он не занимался делом, а когда пришел Яковлев, то еще и пытался очернить инициативы Ивана Яковлевича. Оценка Яковлева, безусловно, субъективна, полна личных обид, но дает повод задуматься над значением Золотницкого в инородческом образовании. Ильминский, хорошо разбиравшийся в людях, наверняка, видел все отрицательные его качества, однако считал нужным сохранять возле себя как перспективного для дела просвещения и миссии, пока это было возможным.

    Зубарев Филарет С. – священник из Екатеринбурга, выпускник Казанской Академии I выпуска вместе с Ильминским. Его Николай Иванович приглашал на место законоучителя в свою открывающуюся Казанскую инородческую учительскую семинарию, о чем у них была переписка в 1872 году. Отказ от предложения Зубарев мотивировал крепкими имущественными и родственными связями в Екатеринбурге и уже немолодыми летами (52 года). Знаменский в своей работе «На память о Николае Ивановиче Ильминском» утверждает, что они переписывались и до 1872 года [28,300]. Знаменский имел дело с копиями писем отцов Зубарева и Чемоданова, переданными ему лично Ильминским.

    Иванов Антон Иванович – выпускник Симбирской школы, учитель Девлизеркинского инородческого училища Бугурусланского уезда Самарской губернии.

    Ивановский Николай Иванович – профессор Казанской Духовной Академии, известный специалист по расколу в Церкви, миссионер среди старообрядцев.

    Износков Илиодор Александрович (1835-1917) – директор народных училищ Казанской губернии (1874-1889), чиновник по особым поручениям при Обер-Прокуроре Святейшего Синода, наблюдатель школ духовного ведомства среди нерусских народов Волжско-Камского края. Известный краевед Казанского края, историк, педагог и публицист. Сочувственно относился и к Симбирской школе Яковлева, в 1912 г. передал ей свою личную библиотеку.

    Износков Николай Александрович – родной брат Илиодора Александровича, выпускник Казанского университета, преподаватель Казанского учительского института (естествознание, физика, методика преподавания этих предметов в школе). [35,141]

    Иоиль – иеромонах, Покровский миссионерский монастырь.

    Ишерский Иван Владимирович (1845-1918) – инспектор (1877-1886), затем директор народных школ Симбирской губернии, действительный статский советник, кандидат богословия.

    Катанов Николай Федорович - выдающийся ученый-языковед, хакас. Его старший брат – Катанов-старший, священник миссионерской церкви.

    Катаринский Василий Владимирович (?-1902) – окончил Казанскую Духовную Академию в 1872 году, ученик Ильминского. Инспектор татарских, башкирских и казахских (киргизских) школ Оренбургского учебного округа Министерства народного просвещения, видный деятель по насаждению русского просвещения среди башкир и киргиз. Автор букварей, грамматик, словарей и разных книг духовно-нравственного содержания. Член Казанской переводческой комиссии Православного Миссионерского Общества. Известный казахский просветитель. [35,37; 9,4]

    Кашкаров Василий Федорович (1855-?) – чуваш, родом из деревни Чувашская Бездна Буинского уезда, одним из первых закончил Симбирскую чувашскую школу в 1875 году, впоследствии учитель сельских чувашских, татарских, казахских школ Симбирской, Казанской, Оренбургской губерний.

    Кидалашев Александр Иванович – марийский просветитель и религиозный деятель. Уроженец с. Тыгыде-Морко (ныне Моркинского района Марий-Эл). В 1881-1885 гг. учился в Учительской семинарии Ильминского. С 1885 года руководил Унжинской центральной марийской школой Братства Святителя Гурия, сыгравшей важную роль в развитии народного образования марийского народа. С 1896 г. – священник, продолжал быть руководителем и законоучителем Унжинской школы, которая к этому времени стала второклассной. С 1901 года в монашестве с именем Анастасий, в 1901-1917 гг. был настоятелем Камско-Березовского марийского монастыря в Бирском уезде Уфимской губернии.

    Ключарев Амвросий (Алексей Осипович) (?-1907) – архимандрит, знаменитый проповедник, ранее московский протоиерей о. Алексей. Деятель при Синоде по вопросам Японской миссии и миссии в Сибири, как явствует из письма. Лично знаком с Н.И. Ильминским и о. Евфимием Большаковым, видимо еще дружба со времен жизни в Петербурге. Впоследствии архиепископ Харьковский [9,11].

    Козаринов Всеволод – инспектор народных училищ Чистопольского уезда.

    Колокольчиков Михаил – чуваш, родился 13 февраля 1865 года в селе Шуматово Ядринского уезда. В 1884 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию Ильминского.

    Корчагин Александр Матвеевич – чуваш, родился в деревне Никишино Буинского уезда, в 1875 году закончил Симбирскую чувашскую школу Ивана Яковлева.

    Красносельцев Н.Ф. – профессор Казанской Духовной Академии, церковный археолог.

    Крелленберг Генрих Иванович – директор Казанской первой гимназии.

    Кремков Василий А. – священник села Чура Мамадышского уезда (ныне Кукморского района, кряшенское село, есть там храм и сегодня). С ним Николай Иванович Ильминский познакомился в своем путешествии по кряшенским селам в 1856 году, когда ему непосредственно удалось общаться с татарами старокрещеными. Эти встречи совершили переворот в его понятии о необходимости переводов именно на язык старокрещеных татар, не имевший примесей исламской культуры и арабизмов (эти переводы он начал осуществлять позднее уже в 60-х годах, когда вернулся со службы в Оренбургской пограничной комиссии). По отзыву самого Николая Ивановича (в изданной им самим брошюре «Переписка о чувашских изданиях переводческой комиссии», Казань, 1890, 16стр.), «в селе Чуре, куда я приехал уже достаточно убедившись в трудности и малопонятности означенных книг, я пользовался радушием священника В.А. Кремкова, который имел школу и усердно трудился над обучением своих прихожан. Раз он призвал ко мне одного из наиболее грамотных учеников. В разговоре с этим юношей я карандашом написал строки две-три на простом, сколько я мог, татарском языке из Евангелия об овчей купели и дал ему прочитать. Он совершенно свободно и скоро прочитал эти строки и, к моему изумлению, весьма удачно и самостоятельно поправил некоторые выражения. Это случайное обстоятельство внушило мне мысль о необходимости русской азбуки для наших татарских переводов и веру в способность именно крещеных татар быть пособниками и деятелями в этом миссионерском деле». [28,114]

    Кружков Диомид – бывший воспитанник учительской семинарии. [9,14]

    Крылов А.Л. – окончил Казанскую Духовную Академию в 1870 году, директор Новобугской учительской Семинарии в Херсонской губернии. (Исхакова,38) Будучи студентом Академии приходил вместе с Н.П. Остроумовым в крещено-татарскую школу и помогал в преподавании некоторых предметов. [28, 231]

    Кудеевский Федор Д. – выпускник Казанской Духовной Академии 1858 года, на миссионерских курсах Федор Кудеевский учился у Николая Ивановича Ильминского татарскому языку и основам мусульманской религии в 1855-56 годах. Служил инспектором народных училищ Оренбургской губернии, (должность, утвержденная Министерством народного просвещения). [35,37;28,101]

    Кудряшов Петр Николаевич – директор Самарской мужской классической гимназии (1870-1874), затем директор народных училищ Самарской губернии.

    Кузьмин Павел Кузьмич – чуваш, родился 10 ноября 1855 года в деревне Третье Икково. В 1877 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию. Работал учителем в чувашских школах.

    Кун Александр Людвигович (1814-1888) – окончил Ставропольскую гимназию, Петербургский университет со степенью кандидата. Служил столоначальником канцелярии оренбургского генерал-губернатора. Принимал участие в Хивинском (1873) и Кокандском (1875) походах. Главный инспектор училищ Туркестанского края. [9,7]

    Лаврентьев Николай Лаврентьевич – чуваш, родился 9 мая 1868 года в селе Тюрлема Чебоксарского уезда, в 1887 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию.

    Лазарев Лазарь Мануилов – профессор в Лазаревском институте в Москве, известный ученый-востоковед: армяновед и тюрколог.

    Леонтьев Лев Львович – штатный смотритель Ядринского уездного училища (1849-1874), инспектор народных училищ Казанской губернии 1-го округа – Ядринского и Цивильского уездов.

    Лыткин Георгий Степанович – известный просветитель народности коми (зырян).

    Люстрицкий Виктор Федорович – выпускник Казанской Духовной Академии, инспектор народных школ Казанской губернии. [35,38] Из переписки нам стало известно его негативное отношение к личности Н.И. Ильминского – письмо священника Ефимия Большакова из села Арино, текст которого приводится в соответствующей главе нашей работы.

    Ляпидовский Глеб – священник, благочинный (по выясненным данным из писем к Николаю Ивановичу). Нам удалось установить другого священника –Ляпидовского Иоанна из села Чуры Мамадышского уезда, а позднее села Шешма Чистопольского уезда. Этот отец Иоанн был избран еще молодым Николаем Ивановичем Ильминским для служения в предполагаемой походной церкви. Проект походной церкви разрабатывался в миссионерских целях для служения в татарских деревнях (крещеных и отпадающих). Ильминский тогда, в 1849 году выбрал священника Иоанна Ляпидовского как самого опытного и знающего язык татар священника Казанской епархии. Проекту так и не суждено было осуществиться. Преосвященный Григорий (Постников), архиепископ Казанский, остановил это дело в виду неготовности еще переводов богослужений на татарский язык. Священник Глеб Ляпидовский, вероятно, состоял в родстве с отцом Иоанном, возможно, и продолжал служить на инородческом приходе. [28,41]

    Магницкий Василий Константинович (1839-1901) – чувашский историк, этнограф, деятель народного образования. Сын священника с. Шумшеваши (ныне Ядринского района Чувашии), с детства свободно владел чувашским языком. В 1860-е гг. учился в Казанской духовной семинарии. В 1869-1873 гг. учился на юридическом факультете Казанского университета, после окончания был судебным следователем в Чебоксарском уезде. С конца 1870-х гг. был инспектором народных училищ Уржумского уезда Вятской губернии. В 1879-1891 гг. занимал ту же должность в Казанской губернии. Способствовал развитию народного образования в чувашских и марийских деревнях. Исследователь истории культуры чувашского народа. В 1891-1893 гг. служил в Елабуге. После выхода в отставку поселился в родной деревне. И во время службы, и, особенно, после выхода в отставку, публиковал множество статей по этнографии, истории чувашского народа, изучению его фольклора и религии. Многие труди В.К. Магницкого и сейчас сохраняют научное значение.

    Малов Евфимий Александрович – священник, выпускник Казанской Духовной Академии IX курса (выпуск 1862 года), известный татаровед и исламовед, миссионер, активный член Братства свт. Гурия. В 1864 году Казанская Академия вновь пытается реорганизовать свои миссионерские курсы. Пригласили профессора Казанского Университета Ильминского, а этот в свою очередь привлек практиканта Василия Тимофеева и бакалавра Евфимия Малова. Это был лучший ученик профессора Саблукова, известного создателя науки противомусульманской полемики в Казанской Академии, и еще студентом специально занимался этой наукой и отличался любовью к миссионерскому делу. Ильминский преподавал студентам Академии языки, а бакалавр Малов читал историю противомусульманской миссии в России и продолжал дело Г.С. Саблукова по разработке противомусульманской полемики. «…Нас собралось трое. Стоит подумать, как Господь Бог собрал нас, - одного из сохи, другого из степей киргизских, третьего из семинарии. И все то мы в сложности составляем одного порядочного человека, точь-в-точь как слепец и хромец в старинном русском апологе. Я лингвист и переводчик, имеющий однако же постоянную нужду в Тимофееве, как живописец в натурщике; кроме того я порядочно изучил магометанские книги на арабском языке. Малов – натура, как будто нарочито созданная для практического миссионерства; притом он историк миссии и искусный наблюдатель нравов, умственных и религиозных понятий татар.» [28,160]. Малов, по рекомендации Ильминского, был коммандирован в селения отпавших крещеных татар, где на практике убеждал их в необходимости верить в Бога по-христиански. В этих поездках ему помогали ученики Василия Тимофеева. Так, поездки были в деревню Елышево Ачинского прихода, а в старокрещенском селе Апазово Казанского уезда после проделанной ими работы открылась возможность открыть даже особую школу.

    Маляров Иван Яковлевич – учитель Кузнецовской черемисской школы. Под влиянием Ильминского возбуждались работы над не столь распространенными инородческими языками Казанского края. В.Н. Витевский раскрывает эту отрасль деятельности Николая Ивановича в своем некрологе. Так, при содействии Николая Ивановича были изданы в Известиях по Казанской епархии «Беседы с черемисами Кузнецовского прихода кузнецовского учителя Ивана Яковлева Малярова» (за 1873 год, №№ 7,8,9). [28,316].

    Масловский Петр Петрович (1843-1889) – протоиерей, языковед, деятель христианской миссии по противораскольническому и противомусульманскому направлениям. Преподаватель симбирской гимназии, инспектор народных школ самарской губернии, преподаватель французского языка елабужского реального училища, мензелинский, а потом казанский священник, духовник Каменец-подольской семинарии. Увлекался изучением татарского языка, первым педагогом для него в Казанском Духовном Училище был татарин деревни Ширдан свияжского уезда Абдул Кайюм Насыров. Закончил Казанскую Духовную Семинарию, в Академию не пошел, но посветил себя изучению языков в миссионерских целях. Из-за преданности делу христианской проповеди долгое время не желал даже вступать в брак, без чего не мог быть рукоположен в священный сан, однако был вынужден поступиться своими принципами о неженатом миссионерстве. Когда был инспектором училищ, сам ставил себе в заслугу, что не допустил в учители ни одного атеиста и агитатора. С Ильминским познакомился в 1873 году, имел дружественные отношения, переписывался с ним из разных мест своей службы. Переписка Масловского с Николаем Ивановичем была опубликована зятем Петра Петровича – Константином Васильевичем Харламповичем в 1907 году. Харлампович указывает, что работал с 20 письмами Петра Петровича и с 10 Николая Ивановича. По свидетельству Харламповича, архив Ильминского передан в библиотеку Казанской Духовной Академии, где с ним работал и П.В. Знаменский; письма Ильминского к Масловскому были переданы семье Петра Петровича туда же. Переписка началась во время жизни Масловского в Елабуге, начал сам Николай Иванович, искавший в Петре Петровиче помощи для своих питомцев, служивших в елабужском уезде: Ильи Медведкова, Иуда Прокопьевича Седова. Первое письмо датируется 7 сентября 1881 года. Ильминский поручает Петру Петровичу переговоры с купцом Дмитрием Ивановичем Стахеевым по постройке церквей и поддержанию инородческих школ деревень Юмашевой и Семенкина. По этому поводу была издана Ильминским брошюра «Переписка о трех школах Уфимской Епархии» (Казань, 1885), где описывается сложное положение чуваш указанных деревень в окружении отпадения соседних деревень в язычество. В этом издании содержится переписка Николая Ивановича с разными лицами и учреждениями от 19 марта 1879 года по 30 июля 1881 года. Из него становится известным, что Масловский к Стахееву так и не пошел, но к началу 1885 года в Юмашевой уже была устроена церковь в школьном доме, на чьи средства – неизвестно. Харлампович пишет о П.П. Масловском: «Немного он совершил на своем жизненном пути, - немного, если принять во внимание его способности и его подготовку к деятельности. И виноват в том отчасти он же сам: слишком серьезно он взглянул на задачи миссионера и слишком высоко хотел поставить личность его…С другой стороны прямолинейности его не соответствовала его энергия…Но чем меньше он сделал, тем более приходиться жалеть, что в его лице погибли даром многолетние усилия и большие знания и опытность и что миссия казанская, для которой он себя готовил, потеряла в его лице крупную силу».

    Миропольский Александр – иерей села Апазово (ныне в Арском районе).

    Назарьев Валериан Никонорович – симбирский дворянин. Вместе с братом Виктором сочувственно относились к Симбирской школе Яковлева.

    Никанор (Каменский), – епископ Казанский, бывший сотрудник учительской семинарии Ильминского. Детально изложил основные положения системы Ильминского в статье «Николай Иванович Ильминский и его основные педагогические взгляды»(//Казанский сборник статей, - Казань, 1909).

    Николсон Вильям – представитель Библейского общества в России.

    Нурминский Сергей Андреевич (1839-1914)– марийский просветитель и деятель народного образования. Сын священника села Владимирского (ныне Горномарийского района Республики Марий Эл), правнук марийца, воспитанника Казанской новокрещенской школы, с детства хорошо знал марийский язык. В 1854-1860 гг. учился в Казанской духовной семинарии. В 1864-67 гг., после окончания академии преподавал в духовном училище в Самарской губернии, в 1867 перешел на службу по министерству народного просвещения. В 1870-1888 гг. был инспектором, директором народных училищ Вятской губернии. На этой должности способствовал массовому открытию марийских и удмуртских школ, работавших по системе Н.И. Ильминского. Вместе со священником Тимофеем Улюрминским и учителем Игнатием Ивановым он в 1873 году составил первый марийский букварь.

    Остроумов Николай Петрович (1844-1930) – выпускник Казанской Духовной Академии (студент Ильминского) 1870года, преподавал в Академии и учительской Семинарии. По рекомендации Ильминского стал инспектором народных училищ в Туркестане и директором Ташкентской учительской Семинарии, с 1883 г. – директором Ташкентской гимназии. Оставаясь педагогом, он впоследствии вышел из системы инородческого образования. [35,186]

    Павлов Даниил Павлович – выпускник Казанской учительской семинарии, преподаватель Симбирской чувашской школы.

    Панфилов Яков Малый – один из первых учеников Василия Тимофеева еще в бытность школы на квартире в Академической слободе. Его вспоминает Н.П. Остроумов в его «Воспоминаниях о миссионерском противомусульманском отделении» (издано в «Православном Собеседнике»): «В числе учеников крещено-татарской школы того времени я особенно помню Якова Малаго (Панфилова), Бориса и Ивана Рыжего. Яков Малый неоднократно ездил в крещено-татарские селения с Е.А. Маловым и однажды записал в маленькой тетрадке (в форме дневника), как они встречались с разными отступниками от христианства и беседовали с ними о вере. Эти записки, изложенные совершенно простым, безыскусственным, детским языком, были очень интересны по содержанию. Н.И. Ильминский приносил их с собой на уроки татарского языка и сделал из них своеобразный и занимательный предмет упражнений наших в языке: в конце урока он читал нам эту тетрадку, а мы по очереди переводили ее на русский язык. Помню, что это упражнение нас занимало вдвойне, - и как упражнение в переводе, и как интересный материал живой беседы».

    Парамонов Егор Степанович – выпускник Казанского университета, преподаватель Томской гимназии, директор Самарской учительской Семинарии. В 1871 году он был командирован руководством учебного округа в Германию. Был назначен первым директором Казанского учительского института (1876г.), предназначенного для удовлетворения нужд городских училищ не только губернии, но и всего Казанского учебного округа. [35,121]

    Пеньковский Василий – священник, благочинный и председатель отделения Казанского епархиального училищного совета в Чистополе, известный деятель образования и чувашский просветитель.

    Перепелкин Гавриил Иванович – выпускник Порецкой учительской семинарии, учитель Городищенского и Ходаровского училищ и Симбирской центральной чувашской школы. С 1882 года священник, законоучитель Девлизеркинского училища Бугульминского уезда Самарской губернии.

    Петров (Туринге) Андрей Петрович (1858-1913) – чуваш, родился 12 августа 1858 года в деревне Большие Яуши Ядринского уезда. Закончил казанскую регентскую школу, а затем в 1879 году Казанскую инородческую учительскую семинарию. Известный религиозный деятель и композитор. Во время обучения в семинарии специально обучался у С.В. Смоленского церковному пению. В 1877-1889 гг. был преподавателем церковного пения Симбирской чувашской учительской школы, затем переехал в Уфимскую губернию. С 1881 года – священник. А.П. Петрову принадлежит основная заслуга в постановке церковного пения на чувашском языке, автор впервые переложенных на ноты чувашских песен, учебных пособий по музыке для чувашских школ, его партитуры используются и сейчас.

    Петров Николай Михайлович – чуваш, родился 15 ноября 1860 года в селе Большая Шатьма. В 1879 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию. Работал учителем чувашских школ.

    Петров Яков Петрович (1865-?) – крестьянин села Яуши Ядринского уезда казанской губернии, выпускник Симбирской центральной чувашской школы (1886), в 1886-1888 гг. учитель Бичуринского двухклассного училища Чебоксарского уезда, 1888-1891 гг. Девлизеркинского училища Бугульминского уезда, впоследствии принял сан священника.

    Петровский М.П. – профессор Казанского университета, славист.

    Попов Асинкрит Иванович – (ум.1883) коми-зырянин. В 1865-1866 гг. учился в Школе полковых аудиторов в Казанском Кремле. До конца жизни служил в военно-судебных учреждениях Казани. прокурор Казанского военного округа. В 1870-е – начале 1880-х принимал участие в работе над переводом Священного Писания на язык коми, проводившийся казанской переводческой комиссией Православного миссионерского общества под руководством Н.И. Ильминского.

    Попов Василий Александрович – окончил Казанскую Духовную Академию в 1870 году, с 1878 года – инспектор Тетюшского, Свияжского, Казанского и Царевококшайского учебных округов, позднее директор учительской Семинарии в Благовещенском заводе Уфимской губернии. [9,11;35,38] Попечитель Казанского учебного округа в 1895-1899 г., Виленнского учебного округа. К деятельности И.Я. Яковлева относился лояльно, но усматривал в ней сепаратизм, национализм.

    Попов Михаил Дмитриевич – инспектор народных училищ Стерлитамакского, Белебеевского уездов Уфимской губернии, поддерживал тесную связь с И.Я. Яковлевым, приглашал на работу выпускников Симбирской чувашской школы.

    Порфирьев Иван Яковлевич – профессор Казанской Духовной Академии.

    Радлов Василий Васильевич (Вильгельм) – известнейший востоковед, академик, инспектор татарских и башкирских школ. [35,246] Когда Ильминскому было предложено место академика по восточному разряду в Академии наук (для чего пришлось бы выехать в Петербург и покинуть народное образование), он отказался именно в пользу Вильгельма Радлова, занимавшего на тот момент пост директора русско-татарской учительской школы в Казани. Ильминский высказывался против деятельности этой школы как антимиссионерской: в нее принимали в т.ч. и мусульман, что влияло на религиозный уклон в мусульманство при преподавании в деревне, школа давала понятие о русском языке и укрепляла ислам.

    Рачинский Сергей Александрович – дворянин, педагог, получивший естественнонаучное образование в Московском университете, проработавший в нем 10 лет профессором ботаники, в 1872 году поселился в своем родовом имении в с. Татеве Смоленской губернии, где и стал сельским учителем. Совместно с Обер-прокурором Синода К.П. Победоносцевым стал инициатором создания церковно-приходских школ. Они выработали идеологические основы и учебно-воспитательные принципы. За время своей работы в Татеве, он подготовил более сорока учителей для школ, которые построил на свои средства, сформулировав и применив на практике свои взгляды. Прежде всего, он считал, что учитель должен быть глубоко верующим. Рачинский отрицательно относился к методам подготовки учителей народных школ в учительских семинариях: учитель должен либо получить солидное богословское образование в духовной семинарии, либо получившим самообразование, сохранившим весь строй крестьянской мысли и чувства. Представляется, что достаточно важную роль в развитии церковно-приходских школ сыграл Ильминский, причем, к сожалению, меньшую, чем мог бы. [35,65] Лично Ильминский и Рачинский знакомы не были, но составляли в переписке, их познакомил С.В. Смоленский. И.Я. Яковлев в воспоминаниях писал: «однажды Ильминским было получено от Рачинского письмо, в котором тот, послав ему устав общества борьбы с пьянством в народе, просил ввести нечто подобное в его Казанской учительской семинарии…Но у Николая Ивановича не было привычки подражать кому-либо, а тем более производить на кого-либо давление. Насколько я знаю, на совет Рачинского Ильминский промолчал, не дав у себя в семинарии хода новшеству, которое ему было несимпатично…» [44,188].

    Рекеев Алексей Васильевич (1848-1932) – чуваш, родился в селе Кошки-Новотимбаево Буинского уезда, закончил Симбирскую чувашскую школу. Первый ученик Ивана Яковлевича Яковлева. Был назначен учителем в чувашскую начальную школу при Казанской инородческой учительской семинарии, открывшейся в 1874 году по 1881 год. По окончании Симбирского уездного училища он получил специальное образование на педагогических курсах при Симбирском уездном училище (1872). Затем работал учителем Среднетимерсянского начального училища Симбирского уезда. В 1875-1881 гг. был первым преподавателем Казанской земской школы народных учительниц. По ходатайству Н.И. Ильминского 21 ноября 1878 года А.В. Рекеев был рукоположен во диакона к домовой церкви при Семинарии. Из чувашской школы Рекеев уволился 30 сентября 1881 года и затем до осени 1916 г. служил священником в селе Байглычево Тетюшского уезда. [23,57] Автор ряда трудов по истории чувашской культуры.

    Рождествин Александр С. – известный казанский педагог, помощник Попечителя Казанского учебного округа. Автор книги об Ильминском «Николай Иванович Ильминский и его система инородческого образования в Казанском крае» - Казань, 1900. [35,152]

    Руфимский Порфирий М. – священник Пятницкой церкви Казани, выпускник Казанской Духовной Академии. [35,39] Автор многих трудов по церковному краеведению.

    Саблуков Гордий Семенович (Гордей-бабай) (?-1880)– выпускник Казанской Духовной Академии, известный арабист и исламовед, разработал курс полемики с мусульманством, который читал в Академии, автор научного перевода Корана. Профессор Казанской духовной Академии. Еще в 40-х годах XIX столетия бакалавр Саблуков занимался переводами богослужебных текстов на татарский язык, будучи преподавателем татарского языка и истории в саратовской семинарии. В Академии его уже знали как лучшего в округе знатока татарского языка. Его привлеки к переводам священных текстов на татарский язык совместно с профессором Казем-Беком и Николаем Ильминским. По свидетельству П.В. Знаменского, работал всегда очень добросовестно и осторожно, старался переводы довести до совершенства. [28,39] Пользовался популярностью у мулл, учился у них, авторитет по противомусульманской полемике.

    Сато Пантелеймон – японец, студент Казанской Духовной Академии.

    Седов Иуда Прокопьевич – из крещеных татар, воспитанник Казанской инородческой учительской семинарии Ильминского. Был определен на службу учителем в Елабужский уезд. О нем повествует К.В. Харлампович в издании переписки Масловского с Ильминским. К Масловскому Седова направил сам Николай Иванович за поддержкой при устройстве. В письме от 21 октября Масловский отзывается о Седове, как о человеке с открытой душой. При первой же встрече они курили одну трубку, Седов показался ему апостолом от язык. На тот момент Иуда Прокопьевич уже женат и имеет детей. Ревностный миссионер. Желает принять священный сан. Готовит к изданию сборник проповедей на татарском языке. Ильминский в той же переписке просит Иуду Прокопьевича прислать священником в Казанскую епархию.

    Семенов Сергей Семенович – чуваш, родился 5 октября 1863 года в деревне Новые Яхакасы. В 1882 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию. Работал учителем чувашских школ.

    Сидоров Николай Сидорович – чуваш, родился 1 декабря 1858 года в деревне Старое Ильмово Буинского уезда Симбирской губернии, в 1875 году закончил Симбирскую чувашскую школу, в 1878 – Казанскую инородческую учительскую семинарию.

    Скворцов Василий Игнатьевич – чуваш, родился 13 апреля 1889 года в деревне Верхние Сунары Ядринского уезда. В 1878 году закончил курс Казанской инородческой учительской семинарии. Учитель русского языка в Симбирской чувашской школе, и впоследствии работал в системе чувашских школ.

    Смирнов Иван Николаевич (1856-1904) – историк и этнограф. Сын священника из марийского села Арина (ныне Медведевского района Марий Эл). Учился в Казанском духовном училище, духовной семинарии, в 1874-1878 гг. – в Казанском государственном университете. Был учеником известного историка Н.А. Осокина, с 1881 года был доцентом по кафедре всеобщей истории Казанского университета, с 1884 года – экстраординарным профессором, с 1886 – ординарным. С конца 1880-х годов стал заниматься этнографией финно-угорских народов. В 1890-е выпустил серию монографий, посвященных марийцам, удмуртам, мордве, коми-пермякам, много статей. В дореволюционном университете это был, пожалуй, единственный крупный ученый, основную сферу научных интересов которого составляло финно-угроведение.

    Смоленский Степан Васильевич (1848-1909) – русский музыковед, общественный деятель. Сын казанского священника, имел выдающиеся музыкальные способности и пристрастие к хоровому пению. После окончания юридического факультета Казанского университета (1872г.), поступил в Казанскую инородческую учительскую Семинарию учителем пения и регентом церковного хора, с 1875 преподавал географию. С.В. Смоленский, обучая семинаристов, сыграл важную роль в постановке церковного пения на всех языках народов Поволжья. В 1899г. он был назначен директором Синодального училища церковного пения в Москве, руководитель Петербургской придворной капеллы. [35,176]

    Соколов Андрей Маркович – чуваш, родился 9 июля 1853 года в селе Большие Яльчики Тетюшского уезда. В 1876 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию. Работал в системе народного образования чуваш.

    Соловьев А.И. – инспектор народных училищ Симбирской губернии.

    Спасский Н.А. – сторонник системы Ильминского, выступивший в ее защиту одним из первых уже в конце XIX в. («Просветитель инородцев Казанского края Николай Иванович Ильминский».- Самара, 1900). [35,152]

    Спиридонов Гавриил Спиридонович – чуваш, родился 19 марта 1866 года в деревне Визикасы. В 1886 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию.

    Станиславский (Алексеев) Константин Сергеевич (янв.1863-авг.1938). Родился в Москве в очень богатой патриархальной купеческой семье. В 1881 г. он закончил Лазаревский институт восточных языков, первые восемь классов которого приравнивались к курсу классической гимназии. По окончании института Станиславский работал в фирме отца. В 1888 г. Станиславский образовал Общество искусства и литературы, которое в дальнейшем существовало на его деньги. Одной из основных целей Общества была постановка любительских спектаклей. В 1896 г., исчерпав все возможности любительского театрального Общества, Станиславский впервые сообщил о своей мечте создать настоящий профессиональный, общедоступный театр, что и претворил в жизнь в 1898 году – создал Московский Художественный театр.

    Степанов Алексей С. – чуваш, родился 3 октября 1851 года в деревне Новые Яхакасы Ядринского уезда. В 1877-1881 гг. учился в Казанской учительской семинарии, с 1 октября 1881 года назначен учителем начальной чувашской школы при семинарии. В 1882 году перевелся в Шемердянское училище Ядринского уезда. [23,58]

    Степанов Михаил Федотович – чуваш, родился 7 июня 1859 года деревне Уралка Кургазинской волости Оренбургской Губернии. В 1881 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию Ильминского.

    Тимофеев Василий Тимофеевич, священник (1836-1895) – татарский православный миссионер, много потрудился над христианским просвещением своих соплеменников-татар, яркая и своеобразная личность, самородок, первый и лучший сотрудник Н.И. Ильминского. Родился в деревне Никифорово Мамадышского уезда в семье крещеных татар, по сути уже отпавших в язычество. Учился в селе Абди в школе Министерства государственных имуществ (самое качественное образование на тот период). Фактически он самостоятельно овладел русским языком, основами православия, и оказался человеком очень религиозным и склонным к миссионерской деятельности. Сам приехал в Ивановский монастырь г. Казани, учился у монахов основам аскетики, переписывал молитвы. Здесь о нем узнал сотрудник Ильминского профессор Академии Г.С. Саблуков, а через него и сам Николай Иванович. Об этой встречи сохранились воспоминания П.В. Знаменского: «Заинтересовавшись рассказами о нем, Николай Иванович сам отправился в Ивановский монастырь и застал Тимофеева записывавшим для себя какие-то молитвы и рассказы на татарском языке. Он старался записать их арабским шрифтом, которым владел с трудом. «Зачем тебе так писать? Пиши по-русски», заметил Н.И. – Нельзя татарские слова писать по-русски. «От чего же нельзя?», и показал, что можно. Тимофеев прочитал, все понял и обрадовался. Но на этом все знакомство их между собою пока и остановилось, потому что в 1858 году они оба должны были оставить Казань…» [28,116]. Был практикантом татарского языка при миссионерском отделении Казанской Духовной Академии. При участии Тимофеева Ильминский перевел на татарский язык «Букварь» (Казань, 1862, 3-е изд., 1867), книгу Бытия (1863), книгу Премудрости сына Сирахова (1864), Евангелие от Матфея (1866), литургию Иоанна Златоуста и многие священные песни и стихиры. В 1864 году в Казани была открыта крещено-татарская школа, учителем которой был назначен Тимофеев (сегодня это здание по ул. Ершова д.20 перестроено, продано коммерческим структурам, однако занесено в список памятников истории и архитектуры столицы Татарстана, охраняющихся государством, значится как «здание кряшенского педтехникума»). В 1869 г. татарская школа в первый раз услышала полное богослужение на своем родном языке. После принятия Тимофеевым священного сана (1869г.), его поездки по татарским селениям получили миссионерское значение. В последние годы Тимофеев приобрел уже такую опытность в татарских переводах, что мог составлять их самостоятельно с редакцией Ильминского (так была переведена Псалтирь). Тимофееву принадлежат еще "Дневники старо-крещеного татарина", изданные под редакцией и с предисловиями Н.И. Ильминского в "Православном Обозрении" (1864 и 1866 годы) и в "Журнале Министерства Народного Просвещения" (1867, ноябрь). См. П. Знаменский "История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ее существования" (вып. II, Казань, 1892); "Казанская крещено-татарская школа" (ib., 1887); П. Знаменский "В.Т. Тимофеев" (некролог, "Православный Собеседник", 1896, ч. I).

    Тимрясов Сергей Николаевич (1851-1910) – чуваш, знавший татарский язык. Родился в 1851 году в деревне Ерыклы-Сидулово Чистопольского уезда Казанской губернии. Воспитанник Казанской крещенотатарской школы, учился и в Симбирской чувашской школе, в 1872 году получил звание учителя. В 1872-1874 гг. работал в Атлашкинской братской школе Чистопольского уезда. В 1877 году закончил учебу в Казанской инородческой учительской семинарии. По окончании учительствовал в Симбирской центральной чувашской школе до 1880 г., принимал активное участие в переводе и издании чувашских книг на новом алфавите, созданном И.Я. Яковлевым. Уже в 1871 году, будучи воспитанником крещено-татарской школы, начал дело переложения крещено-татарских переводов на чувашский язык. «Татарский язык по расположению и сочинению слов близок к чувашскому и трудность такого переложения преодолевалась довольно благополучно. В несколько недель крещено-татарская книжность оказалась вся переведенною на чувашский язык… Эта работа впоследствии была усовершенствована при помощи И.Я. Яковлева» [28,276]. Опубликовал ряд статей о жизни чувашских язычников, собрал и передал Яковлеву много предметов старины низовых чувашей.

    Толстой Дмитрий Андреевич (1823-1889) – граф, государственный деятель. Окончил курс в Царскосельском лицее, с 1848г. состоял при департаменте духовных дел иностранных исповеданий министерства внутренних дел и занимался составлением истории иностранных исповеданий; в 1853 г. назначен директором канцелярии морского министерства и в этом звании принимал участие в составлении хозяйственного устава морского министерства и нового положения об управлении морским ведомством; в 1861 г. некоторое время управлял департаментом народного просвещения, затем был назначен сенатором; в 1865 г. назначен Обер-прокурором Святейшего Синода, а в 1866 г. – министром народного просвещения и занимал оба эти поста до апреля 1880 г., когда был назначен членом государственного совета. В мае 1882 г. Толстой занял пост министра внутренних дел и шефа жандармов и оставался на этом посту до самой смерти. В качестве министра народного просвещения, граф Толстой провел реформу среднего образования (1871), в духовном ведомстве при графе Толстом произведено преобразование духовно-учебных заведений (1867 - 69). Толстой состоял также президентом Академии Наук. Он написал ряд статей по истории просвещения в России в "Журнале Министерства Народного Просвещения" и в "Русском Архиве". В 1866 г. министр народного просвещения Д.А. Толстой посетил Казанский учебный округ, наверное, впервые увидел инородцев своими глазами, и ему стало ясно, что кабинетные размышления о том, будто инородческие языки примитивны, и учить народ надо сразу на русском языке, далеки от реальной жизни. Образование инородцев составляет отдельную и очень сложную проблему; в Казани же Толстой увидел и пути решения этой проблемы. Познакомившись с Ильминским, Тимофеевым он целиком принял идею обучения на родных языках, необходимость привлечения к делу энтузиастов, хорошо знакомых с инородческими языками. В деле просвещения татар-кряшен уже трудился В. Тимофеев, а специально для Золотницкого по инициативе Толстого Госсовет в 1867 году учредил должность инспектора чувашских школ. Ильминскому было предназначено более масштабное поприще – учительская семинария для всех поволжских инородцев. [35,210]

    Троицкий Алексей Никитич – правитель канцелярии Казанского учебного округа.

    Троицкий Иван – профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии.

    Ульянов Илья Николаевич (1831-1886) – отец Владимира Ильича Ульянова (Ленина). В 1850-1854 гг. учился на физико-математическом факультете Казанского университета. Инспектор, а позднее попечитель народных училищ Симбирской губернии, видный деятель народного образования. Его профессиональная деятельность сыграла важную роль в развитии просвещения чувашского и мордовского народов. В 1863 году, будучи преподавателем математики и физики в пензенской гимназии, Илья Николаевич женился на Марии Александровне Бланк, имевшей еврейские и немецкие корни. Илья Николаевич придерживался либерально-консервативных взглядов. За заслуги получил чин действительного статского советника (1874) и звание потомственного дворянина. Переписка Ильи Николаевича с Ильминским касается дел народного образования, они знали друг друга лично. Уже после смерти мужа, Мария Александровн Ульянова, обращается к Ильминскому с просьбой обустроить вопрос образования Владимира Ильича. Дело в том, что старший сын их – Александр – уже известен был по всей стране как революционер, планировавший с группой покушение на императора Александра II. Именно из-за этой дурной славы, а возможно и по экономическим соображениям семья Ульяновых переезжает не в столицу, а в университетский город Казань. Нам известно, что Николай Иванович Ильминский действительно принял участие в деле устройства образования Владимира Ульянова. Какой-то период, пока не подъехала мать с младшими детьми, он даже проживал у самого Ильминского.

    Умов Алексей Петрович – чуваш, родился 1 марта 1862 года в деревне Чубаево Цивильского уезда. В 1884 году закончил Казанскую инородческую учительскую семинарию. Работал в сфере народного образования чуваш.

    Филимонов Даниил Филимонович (10.12.1855-1938) – известный чувашский священник, деятель просвещения чуваш. Родился 6 декабря 1855 года в деревне Первое Степаново Чуратчикской волости Цивильского уезда Казанской губернии в семье государственных крестьян. В 1875 г. первым из чувашей окончил Казанскую инородческую учительскую семинарию, во главе которой в 1872—1891 гг. стоял Н.И. Ильминский. 7 лет преподавал историю и географию в Симбирской центральной чувашской школе. Затем служил священником в селе Мусирмы Цивильского уезда, а с февраля 1894 г. — вторым штатным священником в селе Ишаках Козьмодемьянского уезда. Здесь 4 октября 1894 г. была открыта двухклассная миссионерская школа Братства святителя Гурия. Филимонова назначили заведующим и законоучителем школы. В ней готовили учителей для сельских чувашских братских школ и школ грамоты. В 1899 году переехал в Самарскую губернию, принимал участие в создании первых чувашских букварей, собирал чувашский фольклор, автор ряда брошюр и статей на чувашском языке. Его перу принадлежат воспоминания о Симбирской чувашской школе. И.Я. Яковлев высоко ценил общественно-просветительскую деятельность Филимонова. Явился защитником системы Ильминского. Известны его письма к вдове Николая Ивановича – Екатерине Степановне Ильминской: “Меня крайне удивляет бесцеремонное, можно сказать, желание некоторых русских людей, якобы во имя русского патриотизма, сразу воспретить чувашам слышать слово Божие и молиться Богу на своем родном языке. Как бы ни был незначителен этот язык, он все-таки дорог для чувашина, как способ жизни и есть дар Божий: было бы грешно искусственным образом погубить его во имя памяти этих чувашей. Будут ли чуваши хорошими честными гражданами и верными православными христианами, если учить их только по-русски? Имеется много прошлых и настоящих данных из жизни чувашей, что один русский язык не ведет их к желаемой цели. Внешне обруселые чуваши оказываются только хорошо украшенными красивыми гробами, внутренность коих наполнена всякою языческой мерзостью. Следует ли восторгаться таким обманчивым обрусением чувашей?” В 1896 г. Д. Ф. Филимонов ездил в Нижний Новгород на Всероссийскую выставку, а в 1897 г. — в Москву и Калужскую губернию. “Во время сих путешествий, — писал Филимонов Екатерине Степановне Ильминской, — я имел случай познакомиться и беседовать со значительным числом священников из настоящих русских центральных губерний, говорил с ними об инородцах, о Николае Ивановиче и о себе, что я настоящий чувашин, и ни разу не заметил, чтобы кто-нибудь из них не сочувствовал Николаю Ивановичу или кто обнаружил какое-либо пренебрежение ко мне как инородцу. А в нашей чувашской глуши приходится видеть совсем обратное…». Д. Ф. Филимонов констатировал, что среди инородческих священников, учителей, диаконов и псаломщиков идет процесс обрусения. Его беспокоила утрата инородческой интеллигенцией национального менталитета. «Посмотрите на жизнь их, — с горечью писал он, — и Вы увидите, что у них ничего своего национального (самобытного) не осталось. У большинства их дети даже совершенно не умеют говорить на языке своих сородичей и чуждаются последних». (статья Геннадия Александрова «Родной язык – это и есть дар Божий!»). Его сын – Филимонов Леонид Данилович, родившийся 1 октября 1885 года в селе Туарма, в 1893-1899 годах учился Симбирской чувашской школе.

    Холмогоров – профессор Казанского университета по кафедре арабского языка, открытой в Казанском университете в 1861 году, после перевода Восточного разряда в Петербург. Чтобы в Казани сохранить хоть как-то исследования восточных языков и мусульманства и были учреждены две кафедры восточных языков в университете. Вторую кафедру восточных языков – кафедру турецко-татарского языка – занял тогда вернувшийся из Оренбурга Ильминский.

    Христофоров Иван Яковлевич (1835-1892) – выпускник Тобольской Духовной Семинарии (1862), Казанской Духовной Академии. В 1865-1877 гг. преподаватель истории и географии Симбирской мужской гимназии, редактор неофициальной части «Симбирских губернских ведомостей». Автор ряда статей по истории народного образования Симбирской губернии.

    Чемоданов Тимофей И. – протоиерей, товарищ Ильминского по Академии, из Ижевска. С ним Ильминский вел переписку с целью привлечь его к делу образования инородцев. Письмо это «по следующему случаю: Узнал я, что он протопопом и благочинным в Ижевском заводе, а там во всей окрестности множество вотяков, а вотское население совсем отстало в образовании; я ему послал брошюрок, относящихся к инородческому образованию, и его приглашал к содействию в пределах своего благочиния…» [28,304]. Знаменский целиком приводит ответ отца Чемоданова по копии этого письма, некогда переданной ему самим Николаем Ивановичем.

    Шемякин Василий Иванович – член Ученого комитета Министерства народного просвещения, наблюдатель церковных школ Российской империи.

    Шестаков Петр Дмитриевич (1826-1889) – профессиональный педагог консервативного толка, писатель, выпускник историко-филологического факультета Московского университета (1846), преподаватель, инспектор и директор Смоленской гимназии (1846-1860), в 1860-1863 гг. инспектор Московского университета, в 1863-1865 гг. помощник Попечителя, а с 1865 года по 1883 - Попечитель Казанского учебного округа. Союзник и единомышленник Ильминского по части инородческого образования, председатель совета Братства свт. Гурия, инородческого Комитета при Казанском учебном округе. Особо знаменательно его участие в открытии крещено-татарской школы. [35,167] Относится к числу главных защитников системы Николая Ивановича в Казанском округе. Написал по этому поводу целый ряд статей и ученых работ о трудах древних русских просветителей инородцев (особенно Стефана Пермского), собрал обширные статистические материалы об инородцах по всему пространству своего округа. [28,219]

    Штыгашев Иван – шорец (народность в Кузбассе), воспитанник Казанской учительской семинарии.

    Щетинкин Павел Васильевич – казанский купец, известный благотворитель, попечитель Центральной крещено-татарской школы, строил много храмов в инородческих деревнях.

    Юркин Иван Николаевич (1863-1943) – воспитанник Симбирской центральной чувашской школы, чувашский писатель, этнограф.

    Юртов Авксентий Филиппович (20.21854-1.51916) – известный мордовский просветитель. Родился в селе Калейкино (ныне Альметьевского района Татарстана). Учился в Центральной крещено-татарской школе (1869-1872) и в учительской Семинарии (1872-1876), стал учителем в начальной мордовской школе при учительской Семинарии (1878-1883). Вместе с Ильминским разработал алфавит для эрзя-мордовского языка, осуществлял переводы на эрзя-мордовский и на мокша-мордовский языки, публиковал мордовский фольклор. В 1883-1891 гг. учительствовал в сельских школах Самарской губернии, с 1891 г. стал священником в селе Андреевка Уфимского уезда Уфимской губернии, продолжал активную деятельность по просвещению мордовского населения края. [35,176]

    Яковлев Гавриил – чуваш, родился в селе Новое Ильмово Буинского уезда, в 1875 году закончил Симбирскую чувашскую школу.

    Яковлев Иван Яковлевич (1848-1930) – чувашский педагог, просветитель, писатель, создатель новочувашской письменности. Родился в семье крестьянина в деревне Кошки-Новотимбаево (ныне Тетюшский район Татарстана). Яковлев не был питомцем системы Ильминского, первым из простых чувашских крестьянских юношей он закончил с отличием Симбирскую гимназию. Однако, «Почтенный Иван Яковлевич сам причисляет себя к числу учеников и последователей Николая Ивановича. Знакомство между ними относится к 1870 году… До этого времени он держался крайней теории образования чуваш на русском языке, которой держался и его первый воспитатель, бурундуковский священник (потом протоиерей) и законоучитель удельного бурундуковского училища А.И. Баратынский, известный деятель по народному образованию симбирской губернии…». Ильминскому было достаточно привести Яковлева на службу, совершаемую на татарском языке, и в его лице он уже мог видеть ревностного поборника своей системы [28,276]. В 1875 г. окончил физико-математический (историко-филологический) факультет Казанского университета. Ильминский привлек Яковлева, прежде всего идеями национального возрождения – постановкой проблемы языков, просвещения, национальных школ. Будучи гимназистом, в 1868 г. основал Симбирскую чувашскую школу, которая при поддержке Ильи Николаевича Ульянова была принята в 1871 году на государственный бюджет, в 1877 г. преобразована в Симбирскую центральную чувашскую школу, ставшую центром чувашской культуры. В 1878 г. при центральной школе открылось женское отделение (совместное образование было запрещено, в виду чего в Казанской учительской Семинарии Ильминскому так и не удалось ввести женского отделения). По окончании университета он работал инспектором чувашских школ. В начале 70-х гг. XIX века Яковлев на основе русской графики составил новый чувашский алфавит, написал буквари, учебники. Его книги для чтения составлены на основе рассказов из народного быта и образцов устного народного творчества, собирателем которых он был. 26 сентября 1877 года И.Я. Яковлев женился на Екатерине Алексеевне Бобровниковой, которая после смерти отца, известного ориенталиста А.А. Бобровникова, воспитывалась в семье Н.И. Ильминского. Умер в 1930г. в Москве. [35,182] Автобиография И.Я. Яковлева представлена в много раз переиздававшейся книге «Моя жизнь», где представлена хоть и субъективная оценка событий, однако является чрезвычайно важным источником для изучения Николая Ивановича Ильминского, которому посвящена отдельная глава «Мой учитель». В ней, в частности Яковлев упоминает о переписке Ильминского с иеромонахом Макарием (Невским), алтайским миссионером, устроившим богослужение на татарском языке, впоследствии архиереем. «Ильминский относился к нему с большой сердечностью, но требовательно, строго, говоря ему всегда правду в глаза. Я убедился в этом, когда ознакомился с перепискою Макария с Ильминским» - нам в руки эта переписка не попала. Переписка Яковлева с Ильминским велась очень активно, но нами в фонде 968 НА РТ обнаружена не была. Все письма Ивана Яковлевича к своему учителю опубликованы чувашскими исследователями в «Письмах» (Чебоксары, 1985) и «С думой о народном просвещении: из переписки» (Чебоксары, 1989-1992). В первом из указанных публикаций находиться 66 писем Яковлева в хронологическом порядке с 6 января 1871 года по 16 сентября 1891 года (стр.45-129). По каждому письму приводятся комментарии по персоналиям, географическим названиям, обстоятельствам жизни Ивана Яковлевича. Указываются источники для публикации, это либо оригиналы писем, либо снятые с них копии. Хранятся письма в следующих фондах: ЧРКМ, личный фонд И.Я. Яковлева; ОР ГБЛ (отдел рукописей Государственного ордена Ленина библиотеки им. Ленина), фонд 424 к 3 ед. хр. 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, фонд 361 к 3 ед. хр. 49; НА ЧНИИ (научный архив научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики при Совете Министров Чувашской АССР), отд. II дело 527. Во втором издании находиться еще 14 писем Яковлева Николаю Ивановичу, но здесь они не выделены в отдельную главу, а располагаются среди прочей переписки, по реестру книги номера 15, 22, 27, 30, 31, 34, 37, 41, 42, 52, 62, 75, 84, 95. Расположение также в хронологической последовательности, с 25 июля 1877 года по 17 апреля 1891 года. Также приведет справочный материал, источники публикации. Использованы следующие фонды: ЦГА ЧР (центральный госархив Чувашской Республики), ф. 207 оп. 1 дело 6 лист 124 (письмо адресовано директору Казанской учительской семинарии, поэтому, возможно, не попало в отдельные фонды); НА ЧГИГН (научный архив Чувашского госинститута гуманитарных наук), отд. II дело 518; ОР РГБ (отдел рукописей Российской государственной библиотеки), фонд 361 к 9 дело 35; 4 письма публикуются по копиям из личного архива Н.Г. Краснова (составитель «Писем» 1985 года).

    Яковлев Я.И. – начальник Тургайского укрепления, где устраивал свою народную школу Ибрай Алтынсарин. «Между ордынцами он (Алтынсарин) составил около себя молодой кружок единомышленных с ним и склонных к русскому образованию людей. Начальник укрепления, достойный и почтенный русский человек, Я.И. Яковлев, хорошо знакомый с киргизами, поддерживал его русские симпатии, принял в нем отеческое участие, руководил им и, чтобы сблизить его еще более с русским обществом, назвал его Иванов Алексеевичем, назначил ему даже день русских именин (6 января), который Алтынсарин постоянно и праздновал по-русски с именинным пирогом». [28,144]

    Якубович Владимир – Предводитель дворянства Чистопольского и Мамадышского уездов, видный земский деятель, работал и на почве народного образования. Есть необходимость исследовать взаимоотношения представителей земского образования и системы Ильминского, так как в земских народных школах еще необходимо было доказывать ее основоположения. Не всегда земства разделяли позиции, на которых основывал свои педагогические принципы Николай Иванович. В лице Якубовича, деятеля народного образования в Чистопольском уезде, Ильминский имел своего искреннего сторонника. Свои взгляды на дело народного образования Якубович изложил в двух своих письмах (всего в деле №169 находится 19 писем Владимира Якубовича к Ильминскому) – от 1 мая 1873 года (4 и 5 листы в деле) и от 18 июня 1873 года (листы 11 и 12). Он практически со всех сторон соглашается с системой, разработанной Николаем Ивановичем для инородческих школ. Небольшое непонимание у них возникло по поводу необходимости разного упора на преподавание Закона Божия в русских и инородческих школах. В первом из указанных писем Якубович высказал свои мысли по этому поводу, что русские дети уже имеют заложенные основы православной веры с детства, а вот дети инородцев от христианства далеки, и при обучении в школе им необходимо уделять особое внимание именно по миссионерскому просветительскому направлению; ставит на вид также, что священники и наставники школ нерадиво относятся к своим миссионерским обязанностям. Уже во втором письме Якубович пишет, как бы оправдываясь перед Николаем Ивановичем, что во всем он согласен с Ильминским, лишь снова подчеркивает отсутствие должного воцерковления детей в школах со стороны законоучителей-священников и учителей. Все остальные письма Якубовича относятся к обычным заботам по уездным делам народного образования.

    Ястребов Иван Степанович – будучи студентом Казанской Духовной Академии имел непосредственное участие к миссионерскому обучению, проводимому Василием Тимофеевым еще в своей квартире в 1863-1864гг. – «снабжал возникавшую школу бумагой, огарками свеч, книгами, всем, чем мог…» о чем свидетельствует П.В. Знаменский [28,163;35,166]

    Ястребов К. – протоиерей, ректор Астраханской Семинарии.

     
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •