Казанская духовная семинария Казанская духовная семинария
  •  Главная страница / Библиотека / Собор св. 70-ти апостолов. /

Святой апостол Аполлос.

Имя Аполлоса несколько раз упоминается в посланиях ап. Павла (I Kop. I, 12; III, 4, 7; 21, 23; XVI, 12; Тим. III, 1 — 2; в Апостольских Деяниях XVIII и XIX). Из Апостольских Деяний видно, что Аполлос был иудей родом из Александрии и получил воспитание в знаменитых философско-религиозных школах и как обладавший редким даром слова (замечательный оратор), появившись в Ефесе, приводил слушателей синагоги в восторг своими проповедями. Особенностью учения его было то, что он под влиянием Александрийских ученых, считал обычный взгляд на ветхозаветную иудейскую религию слишком грубым, старался примирить ее с философией и поэтому давал библейским сказаниям символический смысл. Вместе с тем Аполлос, по-видимому, имел некоторые сведения о христианском учении, из которого он также заимствовал некоторые части. Вообще Аполлос был человек чрезвычайно образованный, глубокий знаток Священного Писания и высоко даровитый оратор. Во время отсутствия ап. Павла, он в Ефесе, познакомился с Акилой и Прискиллой и, ближе ознакомившись чрез них с христианством, совершенно склонился на его сторону. Обрадовавшись приобретением для церкви такого славного проповедника и предусматривая, как его проповедническая деятельность могла бы быть полезною среди тонких и развитых греков, Акила с Прискиллой и другими членами Ефесской Церкви, написали для него рекомендательное письмо к Коринфским представителям тамошней Церкви. В Коринфе красноречие Аполлоса произвело громадное впечатление и он сделался крепкою опорой для собратий; как видно, здесь Аполлос уже не застал св. Павла; но он с таким искусством воспользовался проповедью Апостола, насколько мог ознакомиться с нею из бесед с Акиллою и Прискиллою, что в своих публичных спорах с враждебными иудеями и с непреодолимою силою, на основании их собственного писания, доказывал мессианство Иисуса Христа и таким образом был, сколько дорог христианам, столько же страшен для иудеев. Аполлос поливал то, что посадил ап. Павел (А. Лопухин 1895. 664. Библ. История Нового Завета): “Твердо бо иудеи непрестанно обличаше пред людьми (Аполлос), сказуя писаньми, Иисуса быти Христа” (Деян. XVIII, 28). “В том, что Аполлос опровергал всенародно (пред людьми), являлось его дерзновение; в том, что твердо обличал иудеев — открывалась его сила; в том, что доказывал писаниями (сказуя писаньми), выражалась опытность (в знании и толковании св. Писания Ветхого Завета); ибо и дерзновение само по себе нисколько не приносить пользы, если нет силы; и сила без дерзновения. Итак ненапрасно Павел оставил Акиллу в Ефесе, но может быть для Аполлоса Дух устроил это, чтобы он явился в Коринф с большею силою”. (Иоанн Златоуст. Беседа 40 на Ап. Деяния). Св. Златоуст полагает, что Аполлос в Ефесе принял и крещение во имя Господа Иисуса и благодать Св. Духа, ибо в Ахаии (Коринфе) он уже является облагодатствованным проповедником. (Иже Аполлос — пришед тамо в Ахаию, много пособствова веровавшим благодарю (Деян. XVIII, 28. Златоуст. Беседа 40 на Апост. Деяния, 190 стр.). Евангелист Лука, сообщая первые сведения об Аполлосе, отзывается, что он был “муж словесен” (Деян. XVIII, 24). Этим названием св. Дееписатель дает понять об общенаучной образованности Аполлоса, а также и об его ораторском таланте. Как на особенно выдающееся в научных познаниях Аполлоса св. Лука указывает на отличное знание Священного Писания Ветхого Завета: он был силен в Писании (δονατος ων εν ταις γραφαις), т.е. во 1-х, подробно и основательно Аполлос ознакомился с содержанием ветхозаветных книг, во 2-х, мог правильно толковать их и, в 3-х, мог умело пользоваться своими познаниями в области Священного Писания. В Ефес привлекали Аполлоса не торговые интересы, не праздное любопытство путешественника, но внутренняя духовная сила, побуждавшая распространять среди своих собратий великие и святые богооткровенные истины”. Пришел же в Ефес, будучи наставлен в начатках пути Господни и, горя духом, говорил учил о Господе правильно, зная только крещение Иоанново (Деян. XVIII, 25), но где и от кого получил Аполлос сведения об учении св. Предтечи — неизвестно. По прибытии в Ефес, Аполлос начал смело говорить в синагоге. Необычайное красноречие и сердечный пыл убежденного благовестника, не выходившего еще из пределов полученного от Иоанна (вероятно от его учеников), производили на слушателей сильное впечатление; поэтому посещавшие синагогу Акилла и Прискилла, услышав проповедовавшего Аполлоса, хотя и обратили свое внимание на его познания В Священном Писании, на его ораторские способности и проповедническую деятельность, но сразу же заметили и неполноту его познаний об Иисусе Христе. Они поняли, что из Аполлоса может выйти дорогой деятель па поприще христианского благовествования, познакомились с ним, пригласив его в свой дом и точнее (известнее) объяснили ему путь Господень. (Деян. XVIII, 26). А когда (Аполлос) вознамерился (из Ефеса) идти в Ахаию (в Грецию), то братия послали к тамошним (в г. Коринф) ученикам (Христовым) рекомендательное послание, располагая их принять его (Аполлоса) (Деян. XVIII, 27). И Аполлос вскоре из Ефеса отправился в Коринф, главный город Ахаию (Греции), вероятно в конце 55 или начале 56 года. В Коринфе красноречие Аполлоса произвело громадное впечатление. “Пришед тамо, пособствова много веровавшим благодатию” (Деян. XVIII, 27). Ибо Аполлос сильно опровергал иyдеев всенародно, доказывая Писаниями, что Иисус есть Христос (Деян. XVIII, 28). Прекрасные природные дарования Аполлоса усиливались еще благодатию, т. е. особенными дарованиями св. Духа и его деятельность в Коринфе была сильна и благотворна в укреплении веры уверовавших после проповеди ап. Павла. К сожалению, коринфяне, под влиянием красноречия Аполлоса, стали забывать своего Апостола и среди них образовались партии. Аз убо есмь Павлов, аз убо Аполлосов... Таким образом в Коринфе образовалась партия Аполлоса без всякого желания и ведома его самого. Павел замечает, что Аполлос только назидает на положенном уже основании (I Кор. III, 6, 10, 1); называет его “братом” и одним из служителей в деле Христовом (1 Кор. III, 9), часто любит ставить имя Аполлоса, как равного с своим именем (I Кор. III. 8, 22; IV. VI), питает к нему самую нежную любовь (Тим. III, 13) и с полным, доверием к своему сотруднику в проповеди просит его посетить Коринфскую братию, уже страдавшую от разделения (I Кор. XVI, 12). “А что до брата Аполлоса, то я очень просил его, чтобы он с братиями пришел к вам”. Аполлос заслужил одобрение от другого первоначального апостола (Петра) (см. Послание св. Климента Римского к Коринфянам, в коем Аполлос называется “мужем одобренным” от ап. Петра и Павла. Православная церковь свято чтит Аполлоса, как причисленного к 70 Апостолам, святого, и мученика. Такой человек как Аполлос был совершенно далек от всякого участия в разделении Церкви. Образование особой общины (или партии) имело основание свое отчасти в том, что многие ему, Аполлосу, были обязаны своим обращением в христианскую веру (Деян. XVII, 27. 28 ст.; I Кор. 1, 13, III, 5); отчасти и в том, чтобы при его выдающемся даре; красноречия чувствовали к нему особенное расположение. Те из Коринфян, которые имели притязание на внешнее образование, люди, искавшее как выражается aп. Павел “премудрости” (I Кор. I, 22) “витийства слова и силы мудрований” (Златоуст на 1-е послание к Коринфянам. 36 стр.) конечно, не затруднялись отдавать предпочтение искусной и блестящей речи, отличавшей Аполлоса, вследствие особенного образования (эллинского) пред проповедью ап. Павла, который не вдавался ни в какие препретельныя человеческия премудрости словеса (I Кор. 11, 1—5). Но и то обстоятельство могло охладить некоторых из учеников ап. Павла в расположении к нему и расположить к Аполлосу, что последний теперь был пред ними первого (Павла) уже не было: помнить о присутствующих и забывать об отсутствующих (Филипп. XI, 12) было, конечно, обыкновенным явлением в Коринфе (2 Кор. X. 7). Таким то образом и составилась община (партия) Аполлосова. Но эта партия не проповедовала другого Иисуса Христа, ни другого Духа Святого, ни другого Евангелия, отличных от проповеданных в Коринфе (2 Кор. XI, 4). “Почему Павел, пишет св. Иоанн Златоуст, не запрещает учить Аполлосу, как мужу красноречивому и сведущему в Священном Писании, а напротив еще просит его и сам обещает прислать его (в Коринф)? Конечно, потому, что Аполлос при учености свей сохранил и православие догматов” (Беседа 23-я на 2 Посл. к Коринфянам, 463 стр.). Все отличие Аполлосовой общины (от последователей св. ап. Павла) состояло в форме, под какою они хотели принимать Евангелие. Но этой форме мало по малу придали здесь несвойственное ей значение сущности. Между тем, как у Аполлоса красноречие и ученость были только своеобразным выражением исповедания веры, одним из вернейших средств действовать на образованных язычников и иудеев, свидетельствовали, что вера не враждебна утонченному развитию ума, ученики Аполлоса нашли в непонятом примере учителя безгранично довериться душевной земной мудрости, которою всегда хвалились и которой всегда во всем искали, как Лучшего блага. Они привнесли ее в самое содержание богопреданных догматов и заповедей, как норму для определения их смысла и нравственного достоинства и без ума “дмяся от ума плоти своея” (Колос. II, 18—1; Кор. VIII, 1—2), в деле высшем всякого ума, мечтали, что таким образом можно дойти до какой то мудрости высшей, чем та, какую сообщают чадам Божиим проповедники, наученные только от Духа Святого (I Кор. П, 13). Это был религиозный рационализм в начальной степени развития, созданный (впоследствии) мудрыми по плоти совопросниками века (I Кор. I, 20, 26) и выданный за подлинное учение Аполлоса. Понятно, как должна была возмущаться святая душа Апостольского мужа, совершенно неожиданно возведенного этими людьми в сторонники их мудрования, как разумна та сила и полнота прещений апостола против плотской мудрости, какие находятся в первых главах первого послания к Коринфянам; как наконец почтенно и достолюбезно то учаcтиe, каким св. ап. Павел, насадитель веры в Коринфе ограждает имя своего Коринфского преемника от всякого нарекания в соблазне, к которому кто либо из разделившихся, может быть, думал находить повод необычайно живой деятельности самого горевшего духом (Аполлоса) (Деян. XVIII, 25): “Сия же, братия мои, преобразит на себе и Аполлоса вас ради; да от нас научитеся не паче написанных мудрствовати, да ни един по единому гордиться на другого”. (I Кор. IV. 6. Голубев М. А.—Обозрение послания св. ап. Павла к Коринфянам, т. I. Спб. 1861. 53 стр.). На основании этого изречения некоторые ученые (Михаэлис, епископ Феофан) думают, что в Коринфе не было на самом деле общин (партий, но что Апостолом будто бы они были приведены в виде примера для яснейшего обозначения других каких нибудь, бывших в Коринфе, разделений. Но это мните неверно, а что имена св. благовестников (Петра, Павла, Аполлоса) должно принимать о действительно образовавшихся под сими именами различных общин; это видно во I-х из того, что в I Кор. 1 гл. 12 ст. все имена приводятся со слов самих Коринфян: „кийждо вас глаголет: аз Павлов, аз Аполлосов; что во 2-х, образ осуждения разделений в ближайшей речи Апостола („Еда Павел распятся по вас, или во имя Павлове крсститеся… 13. 16), необходимо заставляете предполагать буквальное разумение Апостолом и Коринфянами тех самых имен и лиц, от которых названы были общины; что в 3, и ниже эти имена приводятся, как несомненно открывается из всего контекста для означения лиц, которым оне действительно принадлежать, а не в ином значении (I Кор. III, 4—6, 22), что 4, если естественно было образоваться в Коринфе общинам в начале христианства, то не другим каким, а именно тем, которые могли произойти от исключительного уважения верующим, или к Коринфскому насадителю веры (ап. Павлу), или его преемнику (Аполлосу) Наконец в 5—х в буквальном значении принимали и изъяснили эти имена Ориген (Homil. IX, in Escch.), Григорий Богослов (Творения его 3 т. 138), Августин (Sermo LXXVI in Math.), Иероним (Commcntar in Tit. 197.), Климент Римский и друг Аполлос, не дождавшись прибытия св. Павла в Коринф, в 57 г. сам поспешил в Ефес, где виделся с св. Апостолом. Вероятно, он передал св. Павлу о бедственном состоянии Коринфской церкви, еще до прибытия туда домашних Хлои и других, которые принесли письмо Апостолу только от представителей Коринфских христиан. Из этого письма, как можно заключить из XVI, 12. I послания к Коринфянам, видно, что они, восхищенные красноречием Аполлоса и увлекаемые его обширными познаниями в Священном Писании, желали бы видеть его снова у себя в Коринфе и просили ап. Павла, чтобы он убедил Аполлоса придти к ним, по Аполлос почему то не смотря ни на горячие желания Коринфян, ни на убеждения самого ап. Павла, не счел нужным в скором времени посетить Коринф: “о Аполлосе брате, писал ап. Павел (I Кор. XVI, 12), много молих его, да придет к вам с братиею (вероятно, с домашними Хлои и уполномоченными от Коринфской церкви): и всяко не бе воля, да ныне приидет; приидет же, егда упразднится”. Преосвященный Феофан, изъясняя 12-й стих XVI гл. I Послания Кор. пишет: “Об Аполлосе верующие Коринфяне писали вероятно в Послании, желая его видеть; Апостол пишет на это: Что касается до Аполлоса брата, то я много просил его, чтобы он шел к вам с братьями. С какою? Вероятно, с тою, которая прислана из Коринфа и теперь должна была возвратиться туда. Дело не в этом, а в том, что просил, много умолял его: “Но не бе воля, да ныне приидет”. Чья воля? Конечно Аполлосова. Или обстоятельства ему препятствовали, или занятия мешали: ибо не видно, чтобы дело проповеди было главным делом Аполлоса. Почему (Апостол) прибавил: “Приидет, егда упразднится — когда переделает свои дела”. Без сомнения, Аполлос впоследствии посетил Коринфян, так сильно желавших его видеть, во исполнение усиленных просьб и ап. Павла. Но когда именно Аполлос был в Коринфе, нет в посланиях ап. Павла упоминания о сем. Некоторые писатели (блаж. Феодорит и др.) думают, что Аполлос вместе с Титом и Варнавою, по поручению ап. Павла из г. Филипп (из Македонии) принес в Коринф второе послание к ним, а это было в начале 58 г. (2 Кор. XIII. 22: Послахом с ними (с Титом и Варнавою) и брата нашего — но под этим братом большинство толкователей разумеют евангелиста Луку, а не Аполлоса. В последний раз в книгах Нового Завета Аполлос упоминается в Послании ап. Павла к Титу (III, 13), в 64 году. Из упоминания здесь Аполлоса видно, что между им и св. Павлом были близкае, дружественные отношения, чем опровергаются все предположения некоторых ученых толкователей Священного Писания об антагонизме Аполлоса к ап. Павлу. Зину законника и Аполлоса, писал ап. Павел Титу, скоро предпосли, да ничто же им скудно будет”. (Тим. III, 13). С Аполоссом, как уже давно хорошо знакомым, аи. Павел отправил свое послание к Титу на о. Крит и при этом высказывает о них (Аполлосе и Зине) особенную свою заботливость, чтобы они ни в чем не нуждались при обратном к нему с о. Крита возвращении и, вероятно, Аполлос с Зиною, выполнивши поручение ап. Павла после краткого пребывания у Тита, снова возвратившись к ап. Павлу, передали ему обо всем виденном ими там. Этим прекращаются достоверные сведения о св. Аполлосе и начинаются различные предания, из которых трудно что либо сказать о дальнейших его апостольских подвигах, городах, где он проповедовал слово Божие, об епископской кафедре, какую он занимал, о месте и роде его кончины. Как разнообразны и неопределенны сведения о последующей деятельности ап. Аполлоса в церковных преданиях, — это можно видеть из различных указаний, где он занимал епископскую кафедру. По греческим Минеям (Синаксарь Никодима), Аполлос был епископом Кесарии (но какой — неизвестно; под 8 ч. декабря). Аббат Минь (Dictionnaire -de la Bible 493 p.) пишет, что греки в своих, менологиях Аполлоса считают епископом Диррахии. Св. Димитрий Ростовский на основании сказания Дорофея, пишет, что св. Аполлос был епископом г. Смирны, прежде св. Поликарпа (ум. 23 февр. 167 г.). Apxиеп. Cергия (Полный Месяцеслов Востока, 2 т. под 4 янв). полагает его Епископом Кесарии (но не указано какой; Палестинской или Сирской). Блаж. Иероним говорить, что Аполлос был епископом в Коринфе; другие полагают его епископом то г. Колосс, то г. Колофона, а также Кона в Иконии, во Фригии и пр. (Dcwette, Diction, encyclop. dе la theologie catolique I. 446). Большинство же писателей полагают Аполлоса епископом Кесарии (по Славян. Синаксарю — Киев, 1874 — Палестинской) или же Смирны (до св. Поликарпа). Память св. ап. Аполлоса совершается 8 декабря вместе с Сосфеном, Тихиком, Епафродитом и др. 30 марта — с ап. Сосфеном, Епафродитом; 10 сентября с ап. Лукием и Климентом (Сардийский); 4 января в соборе св. 70 Апостолов, а также 22 ноября с ап. Филимоном, Архиппом и Онисимом. Не смотря на часто совершаемую память, ап. Аполлосу нет особой службы, а в службе 70 Апостолов его имя (Аполлоса, или Аполло) неоднократно упоминается без всяких исторических сведений о нем (об Аполлосе, см. apхиеп. Димитрий. Собор св. 70 Апостолов, вып. 1-й, стр. 71—120). Многие ученые настоящего времени склонны считать св. Аполлоса писателем послания к Евреям — особенно в виду того, что обильная ученость и высокое красноречие этого послания вполне соответствуют его характеристике, но мнение это не имеет для себя достаточных оснований (А. Лопухин. Богослов, энциклопедия п. I. 942).

Архиепископ Димитрий (Самбикин).

Православный собеседник. – 1906. – т.3. – с. 386-395.

 
  • Карта сайта
  • Поиск
  • Полезные статьи
    спонсоров проекта

     


  •